Почему молодежь радикализируется? BBCRussian.com

Могла ли религия сыграть свою роль в том, что произошло в Бостоне или есть другие причины? Что двигало братьями Царнаевыми в момент взрывов до сих пор не ясно.

За последние дни мы много узнали о братьях — Тамерлане и Джохаре, об их жизни в Америке, об их отношениях с родственниками и о том, что у старшего брата были сложности с адаптацией к новой жизни в США и что он придерживался радикальных взглядов в исламе.

В программе «БибиСева» старший доцент кафедры изучения Евразии в университете Бирмингема Галина Емельянова, специалист по радикализации ислама, поделилась с Севой Новгородцевым своими мыслями о братьях Царнаевых и радикальном исламе, а также о ситуации с молодежью и экстремальных формах ислама в республиках бывшего СССР.

Би-би-си: Вы недавно побывали в Средней Азии, изучая эти проблемы. Насколько неожиданным для американцев стали события в Бостоне и участие в них молодых исламистов?

Галина Емельянова: Аналоги происшедшего в Бостоне наблюдались в Британии. Но для Америки это что-то новое. Я считаю, что мы сталкиваемся в данном случае с поисками идентичности молодых чеченцев в американской среде. Это стремление преодолеть отчуждение, которое они испытывают в американском обществе.

Социализация таких молодых людей происходит именно в Америке — они не приехали сюда из Чечни или Дагестана три месяца назад. И это происходит с помощью интернета — именно так они ищут и находят себе подобных. То же самое мы видим среди третьего поколения пакистанцев, живущих в Британии — они радикализируются быстрее своих сверстников в Пакистане.

Би-би-си: Вам приходилось встречаться с этими радикально настроенными молодыми людьми? Какое впечатление они производят?

Галина Емельянова: Стереотип о том, что это маргиналы, очень часто оказывается неверным. Как правило, это хорошо образованные люди, среди них много изучающих естественные науки — химию, медицину, информатику. Это люди очень убежденные. Они утверждают, что, пожив на Западе, убедились в его бездуховности и пустоте и единственное спасение видят в исламе.

Би-би-си: Вы ведь написали книжку на это тему. Эта поездка добавляет к тому, что вы уже знали?

Галина Емельянова: Да, добавляет. Мы имеем дело с новым поколением, которое социализируется с помощью социальных сетей в интернете, и в этом оно сильно отличается от прошлого.

Би-би-си: Как вы думаете, при этом религиозное наполнение Корана отходит на второй план, и на первый план выступает нечто другое?

Галина Емельянова: Да, ведь ислам — это мирная религия и если следовать Корану, то там не найдешь призывов к терроризму.

Би-би-си: В этой радикализации, очевидно, наработаны свои приемы и методика. Наблюдали ли вы их в ходе своей поездки?

Галина Емельянова: Ну, в современных условиях это происходит не через мулл или имамов, как в прошлом. Она происходит за счет молодых активистов, харизматических лидеров, которые действуют в мечетях. Как раз муллы проповедуют традиционный ислам, который вполне миролюбив. А эти активисты, многие из которых прошли обучение в 90-е годы у радикальных суфистов, настроены куда более непримиримо.

Би-би-си: Это все основано на местной психологии, или же за этим стоят какие-то внешние силы, которым выгодно использовать такую радикальную исламскую молодежь?

Галина Емельянова: Это очень трудная тема для исследования. Есть объективные основания для радикализации — это экономические трудности, политический тупик, невозможность найти демократический выход для собственной социальной реализации. Но все чаще мы видим глобализацию этого процесса. Таких людей волнуют не местные темы, как в прошлом — например, на Северном Кавказе экономические проблемы приводили к такой радикализации. Молодых людей чаще волнуют такие глобальные проблемы как Ирак, Афганистан. То есть здесь переплетаются два фактора — отчуждение от среды, в которой обитают такие люди, и воздействие новых средств коммуникации, через которые происходит глобализация их настроений.

Би-би-си: Не опасаетесь ли вы, что в связи с антиисламской истерией на Западе эта радикализация будет только усиливаться и это снежный ком будет расти и дальше?

Галина Емельянова: Да, в принципе так оно и происходит. Я это показываю в своей книге. Чем больше на таких людей давят, тем сильнее обратная реакция. Именно это происходит сейчас в Ферганской долине, где Исламское движение Узбекистана опять на подъеме, хотя в самом Узбекистане их нет. Его активисты действуют в Таджикистане и Пакистане.

Тут надо действовать очень осторожно. Любое ужесточение репрессивных мер против исламистов вызывает ответную реакцию.

 

Читать на сайте BBCRussian.com 

Источник: http://news.rambler.ru/18769762/

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *