Сколько песен можно сложить о Дагестане? Путешествие к Мечте

Говорят, на Кавказе живет дикий народ.
Говорят, горцы носят папахи круглый год
Говорят, многоженство у них до сих пор.
А живут, говорят, сотни лет дети Гор
А еще говорят, что джигит не джигит,
Если он, как трусливый шакал, от врага побежит.
Говорят без Лезгинки, Кавказ не Кавказ.
А танцуют они, говорят, просто КЛАСС!!!…

А если тебя приглашают посмотреть и убедиться, что все это не просто красивая легенда, то кто сможет хоть на минуту задуматься: "Ехать или…". shkolazhizni.ru

Самолет, выполняющий рейс Ташкент — Минеральные Воды, поднимется в воздух в 9.00 утра. Регистрация за 2 часа. А сейчас только 10 часов вечера.

Но разве можно уснуть, когда через несколько часов, состоится свидание с Мечтой всей моей жизни? Что творится, в это оставшееся до взлета время, на душе? Можно ли объяснить это словами? Да и как найти эти слова в таком богатом русском языке? Почему так сильно бьется сердце? Или оно тоже отсчитывает минуты до Встречи?

Завтра я увижу легендарную страну Северного Кавказа – Дагестан!
Возможно, для кого-то самым прекрасным местом на Земле будет сибирская деревушка, где он родился, полный мифических преданий остров Крит или бескрайние просторы Казахстана. Каждое место на нашей прекрасной планете удивительно и прекрасно.

Но, Дагестан – моя заветная мечта, еще с рассказов моего деда, служившего 7 лет в Порт-Петровске, с 1914 года. Рассказывая о природе этого края, у него разглаживались морщины, казалось, возвращалась его молодость и отвага. Но при воспоминании о горцах, глаза его становились туманными и он растерянно отворачивался, чтобы украдкой смахнуть непрошенные слезинки. 50 лет, после возвращения на родину, он так и не смог забыть горы Дагестана и необыкновенно чистых, по детски наивных людей, верящих в добро и справедливость. Дед тосковал по Кавказу всю оставшуюся жизнь.

А потом был советский фильм «Свинарка и пастух», с Мусаибом Гатуевым из Дагестана, … и 20 лет семейной жизни, до краев, наполненных любовью, нежностью и рассказами о Дагестане, стране Гор и Языков.

Я еду в далекую горную страну, имея лишь приглашение от знакомого по Интернету Магомеда Гасанова, аварца из Кахабросо.

Что я жду от этой поездки? Конечно, привезти земли и священной воды Каспия на могилу мужа. Ведь он не видел родину более 15 лет. И я все-таки увижу Дагестан, который мечтал показать мне муж. Мой путь лежит … в Мечту.

И вот пройдены все таможенные процедуры. Проверено все от чемодана до обуви. Заполнена декларация, в которой нет, на мой взгляд, самой главной графы: «Что Вы везете в сердце? Какой груз у Вас на душе?» А ведь именно этот вопрос сквозит в напряженном и неожиданном как выстрел, взгляде таможенника на паспортном контроле. Интересно, просвечивает ли его взгляд содержимое нашей души и наших мыслей?

Я все еще не верю в происходящее. Меня пугали обстрелами и захватом заложников, трудностями пути. (10 часов на автобусе от Минеральных Вод до Махачкалы) и, наконец, тем, что нельзя ехать в такое опасное путешествие одной. Ведь совсем недалеко Чечня, да и частые репортажи по российскому телевидению из Дагестана звучат трагически. Каждый день там гремят взрывы.

Но я думаю о другом. Как встретит меня суровый и неприступный Кавказ? Откроет ли он мне свои красоты, тайны своего притяжения и каковы на самом деле горцы страны «Кинжала и Корана»?

Наконец, все формальности позади и по трапу мы поднимаемся в салон лайнера. Спустя несколько минут, нас вежливо просят спуститься вниз. У самолета обнаружилась техническая неисправность. Можно, конечно, подумать, что это неприятное начало пути. Но мне не хочется так думать. И я говорю себе: «Хорошо, что поломку заметили на земле. Значит, в небе все будет хорошо».

Во время ожидания вторичной посадки в самолет я обратила внимание на моих попутчиков. Большинство из них были молодыми людьми, скорее всего из сельских районов Узбекистана, отправляющимися на заработки. Несколько ухоженных женщин в бальзаковском возрасте и старше, вылетающих в санатории. Неподалеку сидел мужчина лет пятидесяти с характерными чертами кавказца. Он что-то тихо говорил сидящей рядом с ним женщине. По ее возрасту и обращению было видно, что это его мать. Женщине явно было более 70 лет, но какое-то спокойное достоинство отражалось во всем ее облике. Такие лица словно созданы для портретов с краткой подписью «Мать», — почему-то подумала я.

Решив, что мои попутчики, возможно из Дагестана и помогут мне хотя бы советом, как добраться до Махачкалы, я обратилась к ним:
— Извините, вы из Дагестана?
— Нет, мы из Нальчика. А почему вы спрашиваете? – поинтересовался мужчина.
— Мне нужно добраться до Махачкалы, и я подумала, что вы дагестанцы.
— Мы турки. Но Вы не волнуйтесь. В аэропорту нас встретит сосед — ногаец, и мы попробуем помочь Вам. Все будет хорошо, — на хорошем русском языке ответила его мать.

Полет на удивление я перенесла хорошо. Хотя поездка на любом транспорте, более полутора часов, всегда была для меня почти трагедией. После приземления, около двух часов нас ожидали те же таможенные процедуры, что и в Ташкенте. Вперед пропустили граждан России, а остальные «не граждане» от духоты и усталости еле держались на ногах. Все проверили, просветили и допросили с пристрастием: «Куда направляетесь? С какой целью?».

Наверно, у меня был взгляд испуганной «шахидки», так как я действительно боялась упасть в обморок от недостатка воздуха в крошечной комнатке, до отказа набитой пассажирами. И возможно, поэтому таможенник на паспортном контроле несколько раз старался взглядом опытного экстрасенса разгадать мои коварные замыслы.

Получив документы, немного пошатываясь, я медленно побрела к выходу. И здесь меня нагнали уже знакомые мне попутчики. Мужчина погрузил мои вещи в машину, и мы тронулись в путь. Это была моя первая встреча с кавказским гостеприимством.

Не доезжая до развилки на Махачкалу и Нальчик, машина остановилась. Водитель вышел на дорогу и стал останавливать машины с дагестанскими номерами. Через 5-7 минут он договорился с водителем, уже дагестанцем, переложил мои вещи в багажник его машины и достал деньги. На что тот несколько раз отрицательно покачал головой, сказал, что я гостья Дагестана, и поэтому деньги он не возьмет. Мы тепло попрощались с попутчиками из Нальчика и я продолжила свой путь.

Моим новым знакомым оказался кумык. Он предупредил, что едет не в Махачкалу, но довезет меня до границы Ставрополья с Дагестаном, а там пересадит в попутную машину.

Мы ехали по однообразной ногайской степи, которая начиналась почти сразу при выезде из аэропорта и естественно разговор зашел об этой бескрайней и почти безжизненной степи. Вот что поведал мне собеседник: «Ногайская степь расположена на севере Дагестана и занимает почти четверть площади республики. С давних пор Ногайская степь имела большое значение не только для Дагестана. Крестьяне из Грузии, Чечни, Ингушетии, Осетии приводили сюда на зимовку скот. Теплая степь позволяла найти пристанище в холодное время года и уникальным видам животных. Сейчас Ногайская степь, которая охватывает более 1 млн. га, находится в стадии экологического кризиса. Произошло обеднение растительности, полностью исчезли некоторые виды животных. Увеличились процессы опустынивания и половина домов практически оказалась засыпана песком. На поверхность выходит соль.

Раньше в этой степи обитало больше 10 тысяч голов сайгаков, в настоящее время они перекочевывают в Калмыкию и Астраханскую область. В Ногайской степи благоприятный климат для человека, наподобие солярия. Один журналист сказал: "Дагестан, а, тем более, Ногайский район — маленькое пятно на обширной карте России. Однако не стоит забывать, что и самая большая лодка может затонуть, увы, даже от маленькой пробоины".

За разговорами о жизни в современном Дагестане, его народностях и их особенностях, незаметно пролетело около трех часов. Водитель заметил впереди нас машину красного цвета. Он несколько раз просигналил, но машина с махачкалинским индексом 05 упрямо неслась вперед. Вот и граница Ставрополья и Дагестана. Всего лишь несколько шагов отделяют меня от моей мечты.

Машины остановились, водители встретились, пожали друг другу руки. О чем-то поговорили с сотрудниками ГИБДД и оба направились в мою сторону. Мои вещи были переложены на этот раз в машину аварца. От денег, предложенных кумыком, он также категорически отказался, сказав, что раз я гостья Махачкалы, то о деньгах не может быть и речи. Усадив меня в машину, мужчины опять пожали друг другу руки и разъехались в разные стороны.

Была уже территория Дагестана, но пейзаж за окном не изменился: по сторонам все та же степь.
На одном из дорожных постов, когда сотрудник ГИБДД возвращал документы водителю, я услышала такой диалог:
— Аварец?
— Да.
— Куда едешь?
— Домой.

Когда машина тронулась, я поинтересовалась:
— Почему сотрудник ГИБДД спросил о Вашей национальности? Это имеет какое-то значение?
Водитель рассмеялся:
— Просто у нас считается, что красный цвет любят именно аварцы.

И еще три часа пролетели. И вот на горизонте показалась Махачкала. Хасан спросил:
— Куда Вас довезти?
— На автостанцию, оттуда я позвоню Магомеду, и меня встретят.
— Я не могу оставить Вас на автостанции. Дайте мне номер Магомеда, я позвоню и узнаю, где он живет.
— Салам! Это Магомед? Я везу твою гостью из Ташкента. Где ты живешь?

Выслушав ответ, он сказал, что должен довезти меня до дома Магомеда, к которому я еду в гости. Тогда он будет за меня спокоен, ведь я гостья.
Подъехав к дому, где меня уже ожидал Магомед, Хасан сказал:
— Салам, Магомед. Я привез твою гостью. Надеюсь, ей понравится наш Дагестан.

Мы зашли в дом, где меня уже радушно встретили: жена Магомеда – Айшат, и их дети Хадижат и Гаджи. На их лицах была такая радость, как будто я самая близкая и любимая их родственница.

Было 7 часов вечера по московскому времени. Путешествие до моей Мечты, осуществления которой я ждала почти всю жизнь, длилось 13 часов.
И я тихо произнесла: Салам Дагестан. Мир тебе.
 

Источник: http://shkolazhizni.ru/archive/0/n-19182/

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *