Это реакция на чистку в республике?

Но я не поверил.

 

Я думал, что Дагестан изменился…

 

Лет семь назад, когда теракты в Дагестане были так часты, что новости об этом звучали, как банальный прогноз погоды, меня занесло в Махачкалу.

 

Из Москвы дагестанский бардак видится обычно так — силы добра (МВД, армия, хорошие дагестанцы) героически бьются с демонами (террористы, «лесные» и другие нехорошие люди).

 

Первые разносят бандитские квартиры и устраивают антитеррористические сафари, вторые — мстительно взрывают мирных жителей, полицейских, похищают людей…

 

Война кровавая, но с понятным финалом. Ибо добро в конце концов побеждает зло.

 

Но даже семь лет назад мне хватило пары дней в Махачкале, чтобы это хрустальное представление о Дагестане рассыпалось, а скоро даже святая грань между «плохими» и «хорошими» стала исчезать. Наверное, потому что один из очень известных дагестанских политиков по секрету сообщил мне, что все его телохранители из «лесных» и что «ты здесь, дорогой, многое не понимаешь».

 

Потом выяснилось, что «торговлей флешками» (вид вымогательства по-северокавказски, когда жертве присылают видео наблюдения за его семьей и требуют выкуп за прекращение слежки и угроз) занимались не только «лесные», но и некоторые начальники дагестанских РОВД. А часто по-дружески… вместе.

 

Или потому что обложенные спецназом бандиты в лесу звонили «своим» мэрам, чтобы те договорились с силовиками и прекратили их «кошмарить». «Своим» — потому что в лесах на самом деле сидели маленькие армии самых влиятельных дагестанских кланов, необходимые для разруливания разных «бизнес-вопросов».

 

Дагестан оказался хорошо продуманным тугим клубком из хитрых финансовых интересов всех — от простого постового до генерала, от маленького чиновника до ваххабита-бородача.

 

И как только Москва делала малейшее самое невинное движение, чтобы не разрубить, а хотя бы чуть распутать этот узел, начинались громкие теракты.

 

После этого силовики с удовольствием и пользой для себя гоняли «лесных», а Москва в ужасе «отползала».

 

С приходом губернатора Васильева Москва решилась рубануть по этому клубку, и теперь интересно — просчитала ли она все последствия?

 

Даже сейчас каждый влиятельный местный род, лишившийся кормящих его чиновников, может за несколько часов собрать до пары сотен вооруженной родни.

 

А сколько фанатиков сидит сейчас по домам в уверенности, что несправедливый вороватый мир вокруг них, где посты, чины, само будущее покупается и продается, — плод измены Аллаху?! К ним запросто могут прийти, вложить в руки оружие и показать нужную цель…

 

И чем серьезнее будут финансовые потери кланов — тем масштабнее будут выбираться цели.

 

И расстрел прихожан кизлярского храма может стать только началом тяжелой войны.

 

У Москвы выбор — принять этот вызов либо в очередной раз «отползти».

 

ЕЩЕ МНЕНИЕ

 

Только храмы и удерживали на Кавказе последних русских

 

Дмитрий СТЕШИН

 

Единственное место, где на Северном Кавказе могут собираться оставшиеся русские – это церкви. Не всех устраивают фольклорные кружки при местных администрациях. Все понимают, что это профанация, и душевного утешения там не сыскать. А оно нужно, это утешение, потому что исход русских с Кавказа так и не смогли остановить по ряду причин. И в первую очередь – недружелюбная среда, невербальные методы вытеснения и только потом – нищая, небогатая и несправедливая жизнь нацреспублик (подробности)

Источник: kp.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *