Карабахский детонатор для Дагестана

КАВКАЗ. Стремительно переходящий из холодной стадии в горячую нагорно-карабахский конфликт может иметь настолько серьезные геополитические последствия, что затронутыми окажутся не только непосредственные участники и внешние игроки, но и население до сих пор стоящих в стороне регионов.

При этом, несмотря на внешнюю браваду и подчеркнуто воинственную риторику президента Ильхама Алиева, именно Азербайджан может более всего пострадать от грядущих событий.
  Одним из таких временно посторонних регионов является и без того неспокойный и нестабильный Дагестан, который с Азербайджаном связывает отнюдь не только граница. Общим для российского региона и независимой южнокавказской республики является и лезгинский народ, проживающий по обе стороны государственной границы. Лезгинский сепаратизм не первый год является головной болью азербайджанского политического режима.
  Еще в 1993 году группа дагестанских лезгин атаковала погранзаставу Азербайджана в Кусарском районе. В 1994 году лезгинами был организован теракт в бакинском метро. Обе акции были списаны на лезгинское народное движение «Садвал». Учитывая украинские события, присоединение Крыма к России, признание последней Южной Осетии и Абхазии, лезгинскими националистами в любой момент может быть задан вопрос: если абхазам, осетинам и крымчанам при поддержке России, а карабахцам – Армении отделиться можно, а им, запросив помощи от той же России, – нельзя?
  Таким образом, ранее отторгнутая от Азербайджана территория Нагорного Карабаха хоть и замороженный и насильно забытый, но вполне реальный прецедент расширения сепаратистских тенденций в этой республике. Не следует забывать и о жесткой ассимиляционной политике, ведущейся в Азербайджане с самого основания данного государства. Именно она стала детонатором для начала вооруженного сопротивления карабахских армян – причем не только в конце 80-90-х гг, но и много раньше – еще в 1918 году, во время образования Азербайджанской Демократической Республики.
  Именно тогда основной идеологией государства стал пантюркизм, не признающий наличия на территории тюркского государства иных этносов и выступающий за их ассимиляцию или выселение. Современное азербайджанское правительство, объявив себя преемником государства 1918-1920 гг., продолжает и его национальную политику.
  Нет смысла удивляться многократному сокращению количества армян на территории Азербайджана: война есть война. Однако преследованиям подвергаются и другие национальные меньшинства страны, представителей которых в девятимиллионной республике насчитывается не менее 800 тысяч. Социальные, культурные и политические притеснения ощущают на себе лезгины и талыши. И если вторые оказались со своей проблемой один на один, то за спиной первых стоит Россия.

   Надо сказать, что проживающие на территории Дагестана лезгины проблема не только для Баку. Они являлись таковой и для Москвы – их стремление к автономии от других дагестанских этносов с 90-х гг. создавало один за другим смелые политические проекты. В частности, появившийся проект создания автономного государства Лезгистан на российских и азербайджанских землях в составе РФ вызвал некоторую напряженность в отношениях Москвы и Баку. Более того, упомянутый выше «Садвал» сотрудничал и с дудаевской Ичкерией. Однако сейчас Россия вполне может использовать лезгин и их потенциал на территории Азербайджана в свою пользу.

  КАВКАЗ. Строптивый Азербайджан, упорно не желающий входить в Евразийский союз вместе с Арменией, де-факто контролирующей Нагорный Карабах, в настоящее время имеет все большие шансы увязнуть в конфликте с Ереваном. Именно к линии соприкосновения азербайджанских и армянских сил стягиваются новые воинские формирования, боевая техника. На данный момент азербайджанская армия в полтора раза превосходит армянскую по общей численности (примерно 70 тысяч против 50), а военный бюджет Азербайджана превышает данный показатель Армении более, чем в 9 раз (3 млрд. 700 миллионов долларов против 400 млн. долларов). Все это, несмотря на отмечаемый экспертами низкий уровень подготовки и моральный дух азербайджанских войск, ставит Ереван в тяжелое положение.
  Однако на стороне Армении – Россия, которой внешнеполитическая линия Баку в последнее время также не по нраву. И воздействовать на Азербайджан РФ может отнюдь не только своим военным присутствием по линии ОДКБ на армянской территории. Лезгинская карта – также неплохой рычаг, особенно учитывая успешно отработанные на Украине сепаратистские сценарии.
  В случае активизации лезгин в Азербайджане, республике, при военном варианте развития событий в Карабахе, придется вести войну уже на два фронта, причем каждый из ее противников будет поддерживаться Москвой. Представляется, что такая перспектива должна более чем убедительно указать азербайджанским лидерам на нерациональность раздувания карабахского конфликта. А если предположить возможность включения в указанную игру и еще одной дружественной Армении страны, как Иран, который может поддержать на территории Азербайджана этнически близких иранцев-талышей, сценарий намечается более чем сложный. Требующий возврата территорий Азербайджан может получить совершенно противоположный эффект – развалиться, погрязнув в гражданской войне, не считая противостояния внешнего, так как Армения вряд ли упустит свой шанс.
  Нагорный Карабах и активизация военного противостояния на его территории, изначально обещая Баку сравнительно несложную победу, в состоянии разворошить частично забытые, но не до конца зажившие раны 1990-х гг. До сих пор Азербайджан имеет дело лишь с армянским регулярным вооруженным противостоянием, однако это моноэтничное де-юре и полиэтничное де-факто государство в любой момент может столкнуться со множеством похожих проблем. И дагестанские лезгины, до того имевшие мало отношения к НКР, Армении и их противостоянию с Баку, могут вольно или невольно оказаться важным козырем Евразийского союза.

 

Источник: http://gazeta-nv.info/content/view/115593/109/

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *