Кварельские аварцы: на грани хребта

Несмотря на разговоры о возвращении в Дагестан, кварельские аварцы продолжают проживать в Кварельском и Лагодехском районах Грузии.

Обещанное возвращение этих людей в южносухокумские земли не состоялось. Регулярные обращения старейшин селений руководству России, Грузии и Дагестана не дают результатов, поэтому многие аварцы самостоятельно пытаются выехать из страны. И эти процессы приобретают хаотичный характер. О сегодняшнем состоянии и проблемах кварельских аварцев «НВ» рассказал руководитель Дагестанской переселенческой организации «Тодос» Будрудин Султанов (на фото).

Будрудин Ибрагимович, расскажите нам немного о той ситуации, которая складывается сейчас с нашими соотечественниками в Грузии.

– На сегодняшний день никаких проблем у наших соотечественников в Грузии нет, имеются в виду те проблемы, которые были в советское время и при президенте Гамсахурдиа. Я считаю, что в настоящее время политика властей Грузии настолько интернациональная, что власти открыты и лояльны к национальным меньшинствам. Я нигде такого больше не видел.

Мы наслышаны об успехах в Грузии в части построения внутренней государственности, борьбы с коррупцией, а как нашим соотечественникам живется в экономическом отношении.

– Коррупция в Грузии практически исчерпана. Простому обывателю этих проблем не видать, потому что их нет, нет ущемления со стороны властей, со стороны полицейских, нет воровства. Но экономически Грузия слаба, а наши соотечественники живут более или менее хорошо, потому что они поддерживаются отсюда нами.

На почве религии нет никаких притеснений. Для меня лично верующий мусульманин – это верующий мусульманин, и не имеет значения, какого он толка – салафит или суфит. Все мусульмане должны быть братьями. В Грузии тоже бывают прения на религиозной почве, но такого беспорядка, как у нас, там нет.

А в хадж из Грузии едут?

– Да, но они все практически едут с нашего селения. Если наши соотечественники хотят поехать в хадж, они приезжают сюда, они имеют двойное гражданство, и они предпочитают ехать вместе с нашими паломниками.

В соседнем Азербайджане в муниципалитетах с компактным проживанием наших соотечественников, государственные и муниципальные службы почемуто ставят в исключительное положение только азербайджанцев. То есть у них этнический подход, а как с этим в Грузии?

– В Грузии наших соотечественников у руля власти мало, но тем не менее как бы мало нас там ни осталось, у нас есть наш представитель в районном собрании – аварец. Общаясь с закатальскими и белоканскими аварцами, я знаю, что есть, конечно, притеснения, к власти их не допускают практически, и там есть языковой барьер. А в Грузию мы сейчас завезли аварские книги. В октябре в Грузии пройдут парламентские выборы, и мы поставили вопрос перед представителями оппозиции и власти, чтобы дали официальное разрешение на преподавание аварского языка. Вроде они не против, и нашу идею поддержали.

С диаспорами в других странах поддерживаете отношения, в том же Азербайджане, Украине?

– В Грузии очень большая азербайджанская диаспора, мы с ними связь поддерживаем. Мы же переселенческая организация, наши проблемы начались еще с 1944 года, когда депортировали наших людей из Грузии в Чечню. В 1944 году, когда депортировали чеченцев и ингушей, тогда наших из Грузии депортировали в Чечню, а потом люди автоматически начали возвращаться обратно. В 1957 году, когда реабилитировали чеченцев, многие вернулись в свои дома, хотя им предлагали оставаться в Дагестане, но кварельская земля числилась за нами испокон веков, и люди захотели вернуться туда, где привыкли жить, чем в Дагестане заново обосновываться. И мы там спокойно жили до 90х годов.

С приходом к власти Звияда Гамсахурдиа у нас начались проблемы, хотя и при советской власти для нас не было предусмотрено какихто особых дивидендов. Со стороны властей всегда поддерживалось националистское отношение, самая большая должность с высшим образованием была должность директора школы, или учителя, или бригадира в совхозе. А когда пришел к власти Гамсахурдия, был поставлен вопрос о том, что Грузия только для грузин. Потом пошли переговоры со стороны дагестанских и грузинских властей, и было принято решение на уровне Российской Федерации в 1992 году от 30 ноября под №929 постановление правительства об оказании помощи переселенцам для переселения кварельских аварцев в Дагестан.

  Нам должны были предложить равноценный обмен, а предложили южносухомские солончаки, ну хотя бы плодородную землю: мы привыкли там выращивать виноград, в огородах копаться, ухаживать за деревьями, но все же не могут быть чабанами, я не говорю, что это ремесло плохое, у меня отец всю жизнь этим занимался. Народ не поддерживал это переселение в Южносухокумск. Был создан оргкомитет, а потом уже с приходом к власти Шеварднадзе решился вопрос об оставлении нас в Грузии. Но раз переселение уже началось, люди стихийно начали переселяться. Кто-то получал гражданство, ктото не мог его получить. Проблемы остались, а государством никакой помощи не было оказано. Многие переселились в Махачкалу и ее пригороды, занялись торговлей, остальные в Кизилюртовском, Кизлярском районах обосновались. Но у всех остались проблемы.

Программы никакой не было?

– Программы как таковой в 90х годах не было, было только постановление правительства Российской Федерации об оказании помощи кварельским аварцам при переселении из Грузии. Там было село, а здесь нового села не образовалось. Наша организация была создана как бы для организации похорон, когда местный джамаат стал требовать с посторонних деньги для захоронения.

И на этой почве мы решили, что надо чтото делать, решили создать организацию, чтобы решать наши проблемы: нам нужна земля, если в Дагестане нет земли, пусть выделяют нам деньги, и мы построим село, у нас будет свое кладбище, свой джамаат, но все это надо решать цивилизованно. На этой почве собрали все документы и создали свою общественную организацию. Стали письменно обращаться к местным и федеральным властям, но кроме как письменных утешений, кроме отписок мы ничего не видим. За три года ничего не сделано, не предпринято никаких шагов.

На сегодня большая часть переселилась?

– Да, большая. То есть там потеряли, а тут не приобрели. Проблемы здесь другие появились: мы не можем повлиять на свою молодежь, она сама себе предоставлена, хотя у нас много спортсменов. С нашего селения был первый мастер спорта от Дагестана по дзюдо Асланбек Алхасов – это наша гордость. Бывший министр спорта обещал нам проводить турниры его имени. Этот факт даже исторически ущемлен. Еще у нас есть знаменитый дзюдоист Баркалаев, который внес большой вклад в дзюдо. И сегодняшние олимпийцы стали призерами благодаря нашим спортсменам, до нашего приезда дзюдо в Дагестане не было. Мы веками поддерживали взаимосвязь. В Грузии, где мы жили, были прикутанные хозяйства для наших людей – зимние пастбища, а летние уже в горы поднимались. Тиви – это наш грузинский районный центр, потому что там были представлены все тухумы. Даже царица Тамара всегда нас оберегала, держала в резерве. Имеется в виду, когда возникала опасность для Грузии, наши шли воевать за нее. Это как легенда для нас стала.

Возвращаясь к нашей теме, как у сегодняшних переселенцев идет адаптация? Документы, устройство детей в школу…

– Скажу, что очень большие проблемы. Как мы знаем, в Дагестане при нынешней коррупции только деньги все решают. В течение 20 лет идет переселение, и есть люди, которые до сих пор живут на квартирах. Миграционной службой создана комиссия по изучению проблем наших граждан. Эта структура, где есть какието возможности, очень старается нам помочь, но не может перепрыгнуть федеральные законы.

Что странно: мы не встретили даже понимания со стороны нашего миннаца. Оно никогда серьезно к этому не подходило. Они это объясняют тем, что в России есть программа переселения, но Дагестан в эту программу не входит.

Обращения были?

– Были обращения и в федеральные, и в местные центры. Но они, как положено, переадресовывают миннацу. Один раз нас собрал министр Бекмурза Бекмурзаев, но чисто для отписки. После наших многочисленных обращений в Госсовет они создали межведомственную рабочую группу из восьми человек – заместителей разных министерств, в том числе и я туда вхожу. Они говорят, что поставить наш вопрос перед Москвой трудно, давайте сделаем отдельный пакет. Но это тоже глухой номер. При последней встрече с Ризваном Казимовичем и зам. председателем парламента Ахмедом Салиховичем мы решили заново обратиться к Народному собранию, чтобы сделать проект и обратиться к Москве с этим предложением. Я им говорю, что я понимаю, что в бюджет Дагестана не заложены средства на помощь нашим людям, а переселенцев – семь тысяч человек. В Грузии осталось всего 400 хозяйств, гдето около полутора тысяч человек. Это их право переселиться сюда. А переселившиеся брошены на произвол судьбы и выкручиваются как могут. На ГТРК «Дагестан» мы снимали передачу по нашим проблемам, организовывали на телевидении круглый стол на аварском языке. Получается, что проблемы людей здесь мало кого волнуют. По Новолакскому району принято же решение, строятся для них дома, а в Южносухокумске все остановилось, Грузия отказалась взять на себя обязательства, но мы же не чужие. Мы рекомендовали дагестанским властям обратиться в федеральный центр. Надо создавать какойто проект, какуюто программу, чтобы для кварельских аварцев чтото сделали. Мы наслышаны о храхубинцах, их проблемах и что им ничем не помогли.

Наши все время призывают к митингам, но я говорю, что это ничего не дает. Надо цивилизованно работать, а не настраивать против себя. Может, у когото совесть проснется.

В этом плане у нас есть определенные надежды на сотрудничество народов по механизму автономий. Я считаю, что объединение двух культурных национальных автономий на форуме в Москве большим шагом в продвижении решения общих проблем для разделенных народов Грузии, Азербайджана и Дагестана. Мы возлагаем большие надежды на ту резолюцию, в которой 13 пунктом включены проблемы кварельских аварцев.

 

Источник: http://gazeta-nv.info/content/view/26381/109/

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *