Война и мир

Дагестанское общество расслоилось окончательно. И расслоилось уже не столько по религиозному или социальному признакам, сколько по тому, желают эти люди войны или нет. Надо называть вещи своими именами: в обществе есть силы, для которых гражданская война – то, чего они ждут. Религия, имущественный ценз, образовательная база не имеют значения. Партия войны объединена по совершенно иному принципу – война для них – шанс получить то, что в мирное время им не светит ни при каких условиях.

 Вот такие пироги…

Дагестан на самом деле слишком тесное место, чтобы можно было делить пирог и никого при этом не обидеть. К тому же нужно учитывать, что пирог маленький, аппетиты большие, а вовремя не накормленные люди вообще бывают агрессивны! Дагестан уже проходил через череду противостояний определённых социальных групп с властями республики. Сначала это были демократы первой волны, которые собирали многотысячные митинги на центральной площади столицы республики, но цели их были размыты, а задачи неконкретны – в результате дагестанские младодемократы практически ничего от властей не добились. Затем это были молодые клерикалы, требовавшие разрешения на строительство мечетей. Они первыми пробили неприступные бастионы партийно-номенклатурной элиты – им удалось получить и помощь, и участки под строительство мечетей. В это время мода на религиозность только начиналась…

Потом в качестве оппозиции выступили откровенные бандиты, требовавшие должностей и доступа к власти. Люди с криминальным прошлым и настоящим совершенно не комплексовали ни по поводу судимостей, ни по поводу своего невежества – нагло и бессовестно они требовали то, что считали своим. По большому счёту, что-то серьёзное урвать получилось только у них… Сейчас бывшие уголовники, сменив фасады, но по сути оставшись теми же самыми бандитами, вместе с бывшей партноменклатурной прослойкой создали сообщество, практически остановившее Дагестан в своём социально-экономическом развитии. Это благодаря им мы погрузились в запредельный уровень коррупции, а Махачкала по сравнению с Грозным – просто большой кишлак. Про города поменьше и говорить нет смысла – ужас! Это благодаря им были остановлены все социальные лифты. И сегодня молодой дагестанский президент в ситуации, когда не может найти профессионалов на те или иные должности. А при этом лучшая конкурентоспособная молодёжь уезжает за лучшей долей за пределы Дагестана. Сейчас Дагестан оказался в совершенно комичной ситуации, когда не берут взятки только на самом верху, и это люди, которых я лично могу назвать поимённо.

Однако на бандитах очередь стучащихся во власть не закончилась. Сейчас социальной группой, добивающейся своего места под солнцем, стала религиозная оппозиция. И не нужно покупаться на клерикальную риторику профессиональных критиканов, обосновавшихся в некоторых газетах. Они прекрасно понимают, что никакие отдельные партизанские группы не возьмут власть в Дагестане! Им нужна ситуация, при которой как можно больше людей было бы втянуто в гражданский конфликт. Им наплевать, что гибнут люди: чем больше их погибает, тем лучше – это шахиды. Нынешние жаждущие власти на этом этапе не нуждаются в договорённости с действующими властями. Эти товарищи предлагают переход в иную систему ценностей, при которой они имели бы шанс занять достойное, по их пониманию, место в социальной пирамиде. В конечном итоге мы имеем дело с чистейшей воды общественным шантажом. Причём на этом шантаже наживаются как экстремисты, рекрутирующие в свои ряды всё больше и больше недовольных граждан, так и силовики, которые получают супербюджеты на борьбу с терроризмом. А если учесть полную неспособность системно бороться с причинами проблем, то ситуация просто тупиковая.

Существующая система не позволит прийти к власти религиозникам; при этом победить их ни идеологически, ни физически она не в состоянии. Дагестанское общество сейчас настолько наэлектризовано, что готово отвечать террором на террор. Общество точно так же готово к гражданской войне, как и представители силовиков, как и сами члены НВФ. Жаль, что в Москве принимающие ответственные решения по Дагестану этого не чувствуют. Сдаётся мне, что сгоревшая мечеть в Шамхале – это только начало. Люди, чей бизнес страдает по причине того, что его разрушают радикальные экстремисты, не будут сидеть тихо и ждать. Впрочем, как не будут сидеть в сторонке и ждать и те, кто пострадал в терактах. Я тут на днях общался с группой граждан, которые существенно пострадали в одном из терактов. Они знают, кто конкретно совершил преступление в отношении их. Мне стоило большого труда убедить людей не мстить родственникам тех, кто совершил преступление, лишившее жизни их близких, а переключить свой праведный гнев на вполне конкретных исполнителей. И это были уже не милиционеры и не военные, это были вполне мирные граждане. В гражданский конфликт втягивается всё больше людей. Теперь стоит заговорить с осуждением о практике похищений, пыток и внесудебных казней – я уже не слышу от людей былого сочувствия. И для меня как для человека, занятого в правозащитном процессе, это очень плохой знак. Общество хочет мести, оно не хочет разбираться в степени вины и справедливости наказания. Оно устало бояться.

Предел терпения

Чуть выше я писал о том, что общество на самом деле разделилось на тех, кто хочет и готов воевать, и тех, кто готов искать пути к мирному диалогу. И здесь вполне достаточно здоровых и нездоровых сил в самых разных лагерях. Боюсь, что если силы гражданского общества не соберутся и не предпримут конкретных действий, то уже сейчас в Дагестане начнут в мягкой форме применять способы достижения мира по-рамзановски. Сегодня уже нет иного варианта борьбы с экстремизмом, который откровенно захватывает всё новые слои общества. И при этом непременно нужно садиться за стол переговоров вместе с теми, кто способен договариваться. Этот совершенно глупый и бессмысленный террор, который был развязан экстремистским подпольем по отношению к мирному населению, не поддаётся объяснению. Если раньше население на какие-то моменты закрывало глаза, то теперь начинается противостояние этому. Повторюсь, граждане уже готовы объединяться для того, чтобы не стать жертвами очередного теракта. Сейчас лично у меня вызывают сочувствие люди, которые положили в переговорный процесс между салафитами и тарикатистами много сил и энергии. Абас Кебедов и Сулайман Улладиев сегодня в весьма пикантном положении. Экстремистское крыло салафитов откровенно перетягивает одеяло на себя. При этом должной поддержки ни от гражданского общества, ни от властей миротворцы не получают.

Более того, некоторые непонятные поступки господина Бекмурзаева оставляют двойственное ощущение. Во всяком случае, слишком много людей называют Бекмурзу Бекмурзаева человеком, из-за которого переговорный процесс между мирным крылом салафитов и тарикатистами откровенно застопорился. Нет сомнений, что заговаривание проблемы уже просто не допустимо. Нужны нетривиальные методы выхода из ситуации. А их старая бандитско-партийно-номенклатурная элита предложить просто не в состоянии. Власть нуждается в притоке молодых здоровых сил, понимающих, что сейчас Дагестан находится в состоянии, которое нормальным не назовёшь! Взрывы магазинов с алкоголем – это только начало! Это демонстрация силы перед нашим раздираемым противоречиями обществом. Это ещё один развязанный очаг гражданской войны. А что будет следующим предметом борьбы экстремистов? Театры? Школы? Кино? Вузы? Ведь везде в этих местах звучат идеи, противоречащие идеологии тех, кто взрывает магазины с алкоголем.

Когда шесть лет назад я писал о том, что общество погружается в мракобесие и агрессивные клерикалы завоёвывают все больше жизненного пространства, Миясат Муслимова только пренебрежительно фыркала. Сегодня эти процессы привели к тому, что у нас появилась целая прослойка религиозных фанатиков, которым категорически недостаточно молиться и исполнять культы. Они готовы с пристрастием допрашивать нас, настолько ли мы истово веруем, чтобы они не считали нас «мясом», которое можно взрывать, убивать… Политические убийства, совершенные нынешним летом, открыли глаза на многое.

Глупость года

На самом деле история с митингом на площади – это то, что совершенно не поддается объяснению с точки зрения здравого смысла. До того момента, пока митинг не оказался разогнанным, никакого интереса к нему не было. Как выразился один из моих знакомых, собрались «маргиналы, фрики и немного правозащитники»! Никакой общественной опасности эти люди не представляли. В конце концов, граждане воспользовались своим конституционным правом на протест. В нормальном обществе к таким вещам относятся спокойно! В конце концов, пусть граждане выражают свой протест, выходя на площадь, а не с оружием в руках в лесу!

В это время президент Дагестана и министр ВД находились на встрече с Рашидом Нургалиевым. По этой причине делегатов митинга принял Ризван Курбанов. После недолгого диалога с вице-премьером митингующие пообещали сразу же разойтись. Ещё три минуты, и никого на площади бы не было. В момент появления омоновцев на площади митингующие уже зачитывали протокол. Однако чья-то «умная» голова вместо того, чтобы подумать и принять разумное решение, устроила побоище! И все это происходило перед телекамерами иностранных журналистов. Кстати, на площади были журналисты французского телеканала, которые приехали снимать репортаж о развитии туризма в Дагестане. Французские инвесторы намерены были хорошо вложиться в Дагестан – президент Дагестана немало сделал для этого. И вот теперь на глазах у изумлённых французов происходит жестокий разгон вполне мирного митинга. Кому должен сказать спасибо за такую тупую подставу президент – ещё вопрос. Со слов одного из митингующих, приказ отдавал заместитель министра ВД Магомед Исмаилов. По мнению этого же источника, сделал он это по совету махачкалинского мэра, которому доложили о том, что на митинге лозунги, содержание которых ему явно не понравится. Правды сейчас всё равно никто не скажет. Суть в следующем – произошло то, что негативно отразится на репутации властей. И это проблема, возникшая практически на ровном месте, при стечении камер, на глазах у огромного количества народа. А что творят силовики, когда их никто не видит? Сколько людей они такими бесчеловечными методами отправили в лес? Скольких жизней было загублено тупым, бессмысленным хамством! Правильно делает министр ВД Абдурашид Магомедов, что чистит ряды милиции от самых отъявленных маргиналов, от которых вреда больше, чем пользы…

Мне непонятно заявление уполномоченного по правам человека Уммупазиль Омаровой. Я лично отношусь к ней с уважением, но подобное чисто формальное отношение к ситуации не укладывается у меня в голове. Во-первых, у нас уведомительный порядок проведения митингов – разрешение для этого не требуется. Во-вторых, люди не нарушали общественный порядок и требовали соблюдения закона. В-третьих, были нарушены конституционные права именно протестующих граждан. Лучше бы Уммупазиль Авадзиевна вообще никакой реакции не озвучивала, чем выдавать ещё один повод, откровенно возмутивший общественное мнение.

В течение нескольких дней самые разные люди наблюдали за развитием этого сюжета из Дагестана. И всё, что происходило, происходило по самому некрасивому варианту, включая и то, как себя повёл суд…

Дагестан на самом деле готов к войне, и эта война уже сидит внутри нас. При этом никто не готов думать и анализировать последствия своих решений. Скорее всего, в ближайшее время президенту РД придётся избавляться от людей, которые усложняют и без того сложную ситуацию. А пока мы живём в состоянии войны и мира…
 

Источник: http://www.respublic.net/one_stat.php?stat_id=4911

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *