Россия может уйти из Северного кавказа

В последнее время в русской медии появились публикации, в которых рассматривается тема ухода Росси с Северного Кавказа (смотрите, например — Михаил Пожарский. Россия без Кавказа. Отделение Кавказа от России, опросы и голосования в сети. Кавказские страсти. Джемаль: В политической элите существуют планы отделения Кавказа от России. Референдум за отделение Кавказа от России, Михаил Ремизов «Уход с Кавказа» уже произошел. Что дальше?

Создаётся впечатление, что этим, с одной стороны изучают реакцию и настроение российской общественности в отношении такого гипотетического решения, а с другой – медленно подготавливают русский народ к этой, на первый взгляд неприемлемой идее, для того чтобы в один прекрасный день для российского политического руководства не стало затруднительным принятие такого решения. Недавно русские нацисты устроили митинг в центре Москвы под лозунгом «Хватит кормить Кавказ». Интересно, что митинг был санкционирован официальной (!) властью. Наверное, это событие надо рассматривать в том же контексте.

Тема настолько близка и значительна для Грузии, что необходимо начать её анализ и размышления о том, что должна делать Грузия при соответствующем развитии событий. В первую очередь рассмотрим, насколько возможно то, что Россия может отказаться от этих территорий и предоставить Северо-кавказским республикам независимость.

Оппоненты такого прогноза, разумеется, скажут, что для российского политического менталитета это – радикально неприемлемая идея, и то, что территории не уступают. Можно сказать также, что Москва рассматривает Кавказ как сферу особых, жизненно важных интересов, и невозможно чтобы она согласилась на потерю этого региона. Важен также и феномен прецедента – такое решение будет способствовать разрушению России, подтолкнув входящие в её состав другие этно-политические единицы к достижению независимости.

Всё это правда, но имеется один простой вопрос, который приобретает всё большую и большую актуальность: способна ли России сохранить за собой Северный кавказ?

Если Россия неспособна сделать это, тогда её старания во что бы не стало сохранить этот регион, могут вовлечь Москву в такие такие тяжёлые процессы и проблемы, которые могут поставить её в чрезвычайно опасную кризисную ситуацию. И, что очень важно, может создать серёзную угрозу для власти ныне царствующего в России политического клана.

Эти тяжёлые процессы частично практически уже начаты. Если посмотрим на статистику насилия в России, можно сказать, что налицо новая кавказская война, которая главным образом имеет террористический характер. В то же время, очевидно то, что Россия в этой войне находится только в режиме реагирования. Она не контролирует процессы и, что главное, не имеет более или менее обдуманную стратегию и политику, чтобы справиться с проблемой.

Раздумывая над тем, почему Россия не может стабилизировать ситуацию на Кавказе, анализ истории однозначно показывает, что Кавказ, исходя из его специфики, является таким политическим и культурным феноменом, который просто не подлежит ассимиляции со стороны России. То что это так, подтверждает история завоевания региона на разных этапах: например, в 19-м веке России понадобилась несколько десятилетий для подчинения Кавказа, и под конец, она это сделала путём массового геноцида кавказских этносов. Когда для подчинения необходим геноцид, это говорит о том, что регион по-просту несовместим с империей.

Россия имела проблемы и с другими ассимилированными народами и регионами, но они были только проблемами и, к тому же, более или менее урегулированными. Что касается Кавказа, история чётко говорит – со дня вступления России на Кавказ реальное присоединение и ассимиляция остаются для неё неразрешимым вопросом и головной болью.

Советский период ещё больше подтвердил эту реальность. Значительное большинство северокавказских народов добровольно перешло на сторону немцев во время Второй мировой войны. Хорошо известно, что тогдашняя сталинская Россия «решила» эту проблему массовым переселением северокавказских народов. Массовое переселение народов – что может быть более лучшим доказательством отмеченной выше несовместимости?!

Подобно 19-му веку и периоду Второй мировой войны российкая традиция урегулирования севернокавказской проблемы путём геноцида вновь повторилась в Чечне после распада Советского Союза. Это последнее «наведение порядка» оказалось наиболее неудачным. Москва осуществила страшные действия, уничтожила сотни тысяч мирного населения, но в конце концов удовлетворилась такой уродливой моделью, каковой является Кадыровская Чечня. Кадыров на словах заявляет верность Путину, но на самом деле влияние Москвы в этой республике дальше этого не распространяется. Взамен на словесную лояльность Кадыров получает фантастические дотации из Кремля, которые он использует для личного обогащения и укрепления собственного режима. Совать нос во внутренние дела Чечни Москве он не даёт. Таким образом, Кадыровская модель «урегулирования» кавказской проблемы на самом деле является демонстрацией невозможности её урегулирования.

Помимо Чечни, наисложнейшая ситуации имеется в Ингушетии и Дагестане. Одновременно с этим со всей силой поднимает голову старая, традиционная, Западно-Северокавказская Черкесская проблема, которая, как это уже ясно для всех, так просто не утихнет. Кавказские народы не забыли того страшного зла, которое много раз совершала Россия по отношению к ним. Ненависть к русским и России здесь всегда существовала и будет ещё существовать. В регионе действует многочисленное, хорошо вооруженное и финансированное подполье. В среде восставших одновременно с национальной идеологией в последнее время ощутимо усилились религиозные вахабитские мотивы, которые призывают к созданию единого кавказского эмирата. Это движение сопротивления, в отличие от предыдущих движений, имеет достаточно сильную поддержку из заграницы – в первую очередь со стороны северокавказской диаспоры, которая возникла в результате проведённой Россией депортации в 19-ом веке, и со стороны некоторых мусульманских государств.

Теперь, представим, какое море крови должен пролить Кремль на Кавказе, чтобы решить проблему комплексно, надёжно и на долгий период. Здесь не следует забывать и то, что во время царской империи и коммунистического режима Россия имела более или менее дееспособную идеологию, и соответственно стоящую на относительно твердой основе государственную имперскую модель, что создавало не очень стабильную, но всё же какую-то определённую базу для интеграции региона. Сеодняшняя Российская Федерация лишена этих преимуществ и, соответственно, как мы уже отметили , не имеет серьезной стратегии и политики для урегулирования проблемы.

Разумеется, для российского руководства и русской общественности моральные соображения не будут играть роль главного сдерживаюшего фактора от массового уничтожения Северокавказского населения. История ясно показывает, какие специфические изменения вызывает русский великодержавный феномен в менталитете людей. На первый взгляд нормальные люди, люди с нормальными семьями легко принимают страшные решения, которые подразумевают уничтожение тысяч мирных жителей, а затем спокойно продолжают жить. А русская общественность традиционно воспринимает явления не в реальной форме, а в форме удобной для неё. Как в своё время отмечал гениальный русский физиолог Иван Павлов, для создания представления о реальности, сознание русских людей оперирует не фактами, а словами и оно, соответственно, согласится с теми пропагандистскими клише, которые им предложат. Следовательно, моральные соображения не смогут выполнить сдерживающую роль.

Решающую роль сыграют опять же простые и прагматические соображения. На пике информационной эпохи, когда весь мир как на ладони видит все происходящие в любом месте земного шара события, проведение массового геноцида становится проблематичным. Мир, особенно западная общественность, просто будет вынужден поставить Россию в политический тупик и не позволит ей совершить такие действия. Информационная эпоха, с помощью его главного оружия – интернета так быстро и интенсивно продвигается вперёд, что то, что так легко было вчера, сегодня становится практически невозможным. Думаю, та страшная кровавая вакханалия, которую Путин всего лишь десять лет назад устроил в Чечне, и на что Запад ценой больших усилий сумел закрыть глаза, сегодня вызвала бы совсем другой резонанс и сделала бы её практически невозможной. Тут нельзя забывать того, что сегодняшняя российская политическая элита, включая её политического руководителя Путина, своими финансовыми интересами, семьями и планами на будущее, настолько тесно связана с Западом, что с не в меру окровавленными руками её личные дальнейшие взаимоотношения с западным обществом не будут представляться возможными . Российкая политическая элита утратила то главное преимущество, которое имелось у её коммунистических предшественников – личная финансовая независимость от внешних сил. Весьма важными факторами в этом отношении являются также плачевное состояние российских вооружённых сил и физичкская и моральная усталость населения. У самой же нынешней власти, учитывая резкий спад её популярности, попросту не осталось политического ресурса на такие масштабные и тяжёлые действия. В таких условиях трудно идти на большой риск и жертвы, тем более в отсутствии чёткой стратегии и политики.

Существующая же ситуация с Севкрным Кавказом настолько ненормальна, что она не может продолжаться долго. Она становится всё более и более непонятной и раздражительной для российской общественности и разрушительной для российского государства: перманентная террористическая активность, периодические военные действия, огромные дотационные затраты и зловещая перспектива перерастания текущих удручающих политических процессов в массовое региональное восстание со всеми вытекающими последствиями.

Таким образом, каким бы нереальным на первый взгляд ни выглядел уход России из Северного кавказа, следует рассматривать его как возможную перспективу и готовиться к такому развитию событий.

Думаю, в первую очередь, мы должны более смело воспринять роль регионального лидера в контексте северокавказского феномена. Грузия, как культурный и политический центр, несмотря на упадок её авторитета после распада Советского Союза, всё ещё воспринимается именно таким образом в сознании значительного числа жителей Северного кавказа. Необходима наша активизация: мы должны предложить северокавказцам нашу ведущую роль в качестве позитивного политического, экономического, культурного и образовательного центра, потому что, бог знает, какие силы заполнят этот вакуум, если мы не заполним его. С этой точки зрения, определённые правильные шаги грузинское государство уже сделало: создание телеканала, установление упрощённого режима пересечения государственной границы для жителей Северного кавказа и т. д… Необходимо, вопреки российской пропаганде, внедрить в этом регионе благотворный для Грузии имидж.

Мы должны помнить, что надёжная безопасность невозможна без эффективных силовых структур. Грузия, её вооружённые силы и другие силовые структуры должны быть хорошо подготовленными и сильными, поскольку в регионе, полностью или частично оставленном Россией, будет множество возникших хаотических и провоцированных извне (в том числе и из России) сил, у которых будут соблазны в отношении наших территорий. Сильная Грузия сможет искоренить с самого же начала источник такого соблазна, и, соответственно, направить помыслы потенциальных возмутителей спокойствия в рамки нормальных, позитивных взаимоотношений.

Очевидно, что с уходом России конкуренция за влияние в регионе ещё больше усилится между такими центрами, каковыми являются Турция, Иран, арабские центры ислама и др. Грузия, с одной стороны, должна суметь вести не такой уж простой диалог с этими странами, а с другой должна показать Кавказу, что в этом сложном водовороте Тбилиси является более близким, понятным и неопасным центром и, в то же время, передовой в регионе моделью государства европейского типа и дверью к европейской цивилизации. Понятно, что для достижения этого понадобится проведение утончённой и интенсивной политики, и поэтому, наше политическое мышление и процесс формирования решений надо поднять на качественно новый, значительно более высокий уровень. Для этого надо максимально эффективно использовать наш политический, экономический, культурный и образовательный ресурс, что конечно же, подразумевает его переосмысление и реформирование именно с точки зрения данной задачи.

Надо учесть одно важнейшее обстоятельство: уход России из региона, вероятно не будет полным и мягким. Наверное, Россия в первую очередь уйдёт из наиболее проблематичных регионов и останется там, где это возможно. В то же время имеется большая вероятность того, что Россия попытается перед уходом устроить конфликты между разными северокавказскими этносами а также конфликт между Северным и Южным кавказом (очевидно, в первую очередь, с Грузией), для того чтобы, на сей раз извне продолжить манипуляции политическими процессами и сохраненить в регионе определённый контроль.

В такой ситуации, надо полагать, что Россия попытается сохранить в форме квазигосударства Абхазию, и, возможно на какое-то время Южную осетию (вполне вероятно присоединение т.н. Южной Осетии к Северной в формальном составе РФ или путём создания нового квазигосударства), как полностью зависимые от неё, и, следовательно, лояльные единицы. Ясно, что абхазцы и осетины, в такой бурной ситуации, будут заинтересованы российским патронажем. Абхазия для России будет значительным плацдармом для сохранения своих позиций на Чёрном море. Осетии, возможно, будет отведена роль главного плацдарма российских интересов на Северном (а частично и на Южном) Кавказе и контрбаланса вышедшим из-под власти России Северокавказским странам.

Одно можно сказать в любом случае: в течение ближайших десятилетий ситуация в кавказском регионе будет очень сложной, многообразной и полной вызовов. Возможный частичный уход России из Северного кавказа сделает ситуацию в определённом смысле ещё более разнообразной и сложной. Грузия должна представлять из себя твёрдое и эффективное и динамичное государство и общество для того, чтобы достойно справиться с этими новыми задачами. Таким образом Грузия должна зарекомендовать себя в глазах мирового, в первую очередь, евроатлантического сообщества, а в дальнейшем и России, как действенный гарант и инструмент в деле стабильности на Северном Кавказе и обеспечения развития этого региона в нормальном русле. Учитывая ту опасность, которую таит в себе хаотическое развитие процессов на Северном Кавказе, такая политическая роль, сумей Грузия показать себя способной на её исполнение, придаст её качественно иной и весьма важный статус в региональной и международной системе безопасности и обеспечит серьёзную заинтересованность мировых геополитических центров в укреплении её государственности.
 

Источник: http://kavkaz-news.info/portal/cnid_162699/alias__Caucasus-Info/lang__en/tabid__2434/default.aspx

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *