Menu

Чечня, Дагестан и Краснодар – как нефтезаводы генерируют протесты

Чечня, Дагестан и Краснодар – как нефтезаводы генерируют протесты

Более 10 лет на окраине Грозного работает подпольный нефтеперерабатывающий завод. Он находится на выезде из Заводского района города в направлении поселка Андреевская долина. Об этом в письме «Кавказскому узлу» сообщил один из жителей Грозного. О личном опыте и последствиях соседства с нефтезаводом рассказали жители других населенных пунктов Юга — Туапсе и дагестанской глубинки.

«Кавказскому узлу» регулярно поступают жалобы и обращения по электронной почте, форму обратной связи, редакционные Telegram и WhatsApp. Однако 25 сентября из Грозного пришло письмо на обычную «бумажную» почту редакции. Неровно подписанный от руки конверт с псевдонимом, внутри — страница машинописного текста. Анонимность понятна — в Чечне жалобы на общественно значимые темы чреваты последствиями не только для себя, но и для родных. А темой письма оказалась 10-летняя история о том, как близ жилой зоны работает подпольно, но ни от кого не прячась, чей-то нефтезавод.

«Буквально в 300 метрах от жилых домов и в 50 метрах от асфальта какими-то сильными людьми построен завод, который днем и ночью варит нефтепродукты», — пишет «Кавказскому узлу» автор письма, назовем его Идрисом.

«Об [объемах] такой „варки“ судить не могу, так как посторонним приближаться туда запрещено. Но по долгу своей работы проезжаю мимо него каждый день, и вижу огромные цистерны и огромное количество заезжающих и уезжающих „КамАЗов“ и других автомашин, которые привозят и увозят нефтепродукты», — пишет Идрис и добавляет, что «от переработки нефтепродуктов вокруг стоит невыносимая вонь».

«Важно понять и другое — откуда хозяева завода достают нефтепродукты... И неужели им нет дела до здоровья простых людей?» — задается вопросом Идрис.

Нефтезавод с вооруженной охраной

Судя по данным сервиса «Яндекс-карты», в том месте, на которое указал житель Грозного, нет никаких промышленных объектов. Информацию на месте выехал проверять корреспондент «Кавказского узла».

Оказалось, что нефтеперерабатывающий завод без опознавательных вывесок расположен справа от автотрассы на выезде из Заводского района в сторону Андреевской долины, примерно в километре от поселка.
 
Над насыпью вдоль горизонта провисает нефтепровод. Фото спецкора «Кавказского узла»

Территория завода закрыта высокой насыпью, где есть один въезд со стороны трассы. Видны трубы и линия по перекачке нефтепродуктов. На территории подпольного НПЗ находятся железнодорожные цистерны, их точное количество неизвестно, рассказали корреспонденту «Кавказского узла» местные жители.

По их словам, около пяти лет назад «насыпи вокруг завода не было, а нефть разливалась вдоль дороги». На территории НПЗ, как отметили местные жители, постоянно находится вооруженная охрана.

 
Авто стоят у торгового склада недалеко от нефтезавода. Фото спецкора «Кавказского узла»

Непосредственно к предприятию со стороны города прилегает небольшой открытый склад железобетонных изделий. Примерно в 300 метрах от завода расположены частные дома. Некоторые из них — затянувшийся новострой. Иные стоят уже давно. На таком же удалении от нефтезавода расположены кафе, автозаправка, офисы.

 
Объекты в 200-300 метрах от завода. Фото спецкора «Кавказского узла»

СанПиН? Реестр нефтезаводов? Нет, не слышал...

Строительство заводов и других предприятий регламентировано санитарно-эпидемиологическими правилами и нормативами СанПиН 2.2.1/2.1.1.1200-03 «Санитарно-защитные зоны и санитарная классификация предприятий, сооружений и иных объектов», сообщила корреспонденту «Кавказского узла» юрист компании «Консалтинг партнер» Наталья Баянова.

По ее словам, «расположение нефтеперерабатывающего завода рядом с жилыми домами является серьезным нарушением».

«Пятый пункт СанПиНа говорит о том, что у каждого предприятия должна быть санитарно-защитная зона, в которой не допускается размещать жилые дома, зоны отдыха, курорты, санатории, садоводческие товарищества, спортивные площадки», — сообщила Баянова.

По ее словам, размеры таких зон для опасных промышленных объектов определяет Главный государственный санитарный врач России с учетом заключений Роспотребнадзора, санитарных норм и рисков для здоровья людей.

Санитарно-защитная зона для нефтезавода, согласно СаНПиНу, — не менее1000 метров.

«Чтобы открыть нефтеперерабатывающее предприятие необходимо не только зарегистрировать юридическое лицо и поставить его на учет в налоговых органах, но и зарегистрировать опасный производственный объект в государственном реестре министерства энергетики РФ», — сообщила Баянова.

По ее словам, реестр ведет Ростехнадзор, управление которого есть в каждом регионе. Здесь же нефтеперерабатывающее предприятие обязано получить лицензию.

Реестр опубликован в публичном доступе в Интернете — на официальном сайте Минэнерго. Пользователю, который не очень хорошо разбирается в онлайн-серфинге, самостоятельно найти перечень достаточно сложно: ссылка на просмотр реестра на веб-странице погружена внутрь спецтерминов и технической информации, лишь пробравшись через которые попадаешь в понятный поиск с перечнем из 82 НПЗ.

Как оказалось, в реестре не только отсутствует предприятие, на которое жалуется грозненец Идрис. В перечне вообще нет ни одного нефтеперерабатывающего предприятия, расположенного в Чечне. К слову, дагестанских заводов в списке только два — махачкалинские ООО «Дагнотех» и ЗАО «Каспий — 1», сведения о Туапсинском НПЗ в реестре также есть.

Выводы по итогу проведенного «Кавказским узлом» анализа реестра корреспонденту подтвердила представитель Минэнерго России по нефтегазовому комплексу Инна Шкарбанова.

«В нашем реестре нет завода (в Андреевской долине — прим. „Кавказского узла“). Мы не в курсе, что есть такой завод. Если завод работает незаконно, то на это должен обратить внимание Ростехнадзор», — сказала Инна Шкарбанова.

По ее словам, именно Федеральная служба по экологическому, технологическому и атомному надзору (Ростехнадзор) осуществляет контроль за деятельностью НПЗ.

Соседство домов с НПЗ: негативный опыт Туапсе

Эколог Евгений Витишко, по образованию инженер-нефтяник, рассказал корреспонденту «Кавказского узла» о соседстве жилых домов с нефтеперерабатывающим предприятием в родном курортном Туапсе. Здесь санитарная зона предприятия — 300 метров. Однако ее до этого уровня снизил лично Главный врач России — именно он по закону имеет на это право.

Многоэтажка вблизи Туапсинского НПЗ, Фото: официальная страница Туапсинский НПЗ в Facebook

Теперь по предписанию главного санитарного врача должен проводиться постоянный мониторинг и контроль за почвой, воздухом и водой.1

Однако нет информации о том, что ведется круглосуточный мониторинг воздушной среды. Его отсутствие является нарушением закона, считает эколог. «Это обязательное требование для особо охраняемых территорий, курортных и лечебных местностей. Туапсе является курортом местного значения», — сказал Витишко.

«При производстве нефтепродуктов выделяются меркаптаны (органические производные сероводорода — прим. „Кавказского узла“), тяжелые металлы», — говорит Витишко. Их концентрация возле заводов порой превышает норму в 10 раз. Вредные соединения накапливаются в почве, а затем попадают в воду, в том числе питьевую.

Туапсинский НПЗ не раз становился предметом конфликта между нефтяниками и экологами. Последние в 2011 году высказывали опасенияпо поводу потенциальной опасности нефтеперерабатывающего завода в Туапсе. Компания «Роснефть» тогда приняла решение модернизировать завод.

По словам эколога, Туапсинский нефтеперерабатывающий завод находится в середине густонаселенного района города, местные жители неоднократно поднимали вопрос о переносе предприятия.

Согласно его информации, в 2010 году после митинга горожан, которые требовали прекратить загрязнять воздух и море, распоряжением губернатора Ткачева был разработан проект системы экологического мониторинга, построено здание лаборатории, завезено оборудование.

Но, как рассказал Витишко, есть серьезные сомнения в том, что лаборатория может исполнять свою роль, поскольку были проблемы с аккредитацией и штатом. «Установлены стационарные посты для круглосуточного автоматического мониторинга. Сейчас мониторинг ведет ведомственная служба», — рассказал Витишко.

Соседи Туапсинского НПЗ говорят о всплеске онкологических заболеваний

Туапсинка Марина Н. живет на улице Кошкина, в одном квартале от нефтеперерабатывающего завода. В непосредственной близости от НПЗ, по ее словам, находится большой жилой район, а также детский сад, школа, поликлиника и торгово-развлекательный центр «Красная площадь».

По словам женщины, школа находится примерно в 700 метрах от НПЗ, а жилые районы прямо за забором завода. «Это где-то 200 метров. Запах у нас стоит ужасный постоянно, химический, мы уже даже не чувствуем, люди приезжают, сразу отмечают. У меня двое детей и оба астматики, у соседей мальчик — тоже астма. Аллергиков много», — рассказала она корреспонденту «Кавказского узла».

Жители несколько лет боролись за перенос завода за черту города, требовали переселить их от опасного производства, отметила Марина. «У нас очень старая застройка, дома строили вместе с заводом в 1920-х годах, мы требовали, чтобы нам построили дома и переселили, но до сих пор так и живем», — сообщила женщина.

«Мы живем как на пороховой бочке. У меня три соседа в этом году от онкологии умерли», — сказала местная жительница.

Врач-онколог Туапсинской районной больницы сообщил корреспонденту «Кавказского узла», что за последние 10 лет число зафиксированных онкологических заболеваний в Туапсе существенно выросла.

«Рост количества заболевших мы отмечаем примерно на 30%, хотя, возможно, потому, что появилось высокоточное оборудование. Я думаю, что это связано и с плохим питанием, вредными привычками и плохой экологией в том числе», — сообщил врач.

По его словам, на первом месте среди выявленных случаев онкологии — рак дыхательных путей, бронхов и легких. «Это вообще самый распространенный рак. На семинарах мы встречаемся с коллегами из других городов края, все они отмечают, что с каждым годом количество онкологических больных растет», — отметил врач.

Жители дагестанского села требуют закрыть НПЗ

22 декабря митинг с требованием о закрытии нефтеперерабатывающего завода прошел в селе Берикей Дербентского района Дагестана. В акции приняли участие более 800 человек.

Завод был построен в Берикее в 2012 году. Это частное предприятие, где работают не более десяти человек. Жители села рассказали, что с самого начала протестовали против размещения здесь производства нефтепродуктов, но тогда владельцы завода обещали им что производство будет максимально безвредным.

По словам участников митинга, жители села страдают от запахов, которыми сопровождается производство нефтепродуктов. Многие жители села связывают свои проблемы со здоровьем с работой предприятия.

С 2015 по 2017 годы у 463 жителей шести населенных пунктов Дербентского района диагностированы онкологические заболевания, сообщил участникам митинга главврач Дербентского района Рашид Абдулов. «Из них 5% — в Берикее. С учетом того, что у нас [в районе] крупные населенные пункты, это цифра тоже большая», — сказал он.

Врач также обнародовал данные службы родовспоможения, согласно которым за год среди населенных пунктов Дербентского района именно в Берикее был отмечен высокий уровень анемии беременных женщин — у 38 из 40. «То есть почти у всех», — подчеркнул Абдулов. В шести населенных пунктах района было задокументировано девять случаев врожденной аномалии плода, из них четыре — в Берикее, сообщил главврач района.

Разумеется, чтобы установить однозначную связь между болезнями жителей и работой нефтезаводов, нужно провести не одно исследование и пройти не через один бюрократический барьер, возможно, и судебные инстанции. А уж на это здоровья, решимости и сил хватит лишь у редкого жителя.

Для тех, кому «посчастливилось» жить близ работающего НПЗ в Чечне, жалобы властям могут обойтись значительно дороже подорванного здоровья. За последнее время в республике случился ряд громких скандалов, когда наказанию подвергались сами жалобщики. Один из самых ярких примеров — история Рамазана Джалалдинова, жителя села Кенхи, который подвергся гонениям за то, что пожаловался Путину и Кадырову на тяжелую ситуацию в селе и чиновничий произвол. Что с ним происходило дальше, читайте в справке «Кавказского узла» «Как Рамазан Джалалдинов рискнул жаловаться Путину и Кадырову».

Авторы: специальные корреспонденты «Кавказского узла»
www.kavkaz-uzel.eu
Последнее изменениеСуббота, 09 июня 2018 01:54
перчатки для бодибилдинга
игры для android бесплатно

Похожие материалы (по тегу)

Медиа

Наверх

Анти-террор

Невесты Дагестана

Диаспоры

Звезды

Рейтинги

Просмотров: 6880

Вперед, GODUDU!

30 марта в конференц-зале ректората ДГУ состоялась пресс-конференция Гаджимурада Алиева и Запира Алх...

Ростелеком