Menu

Президент Дагестана: «Не надо путать родственные связи с клановостью»

Местные жители считают, что неповторимый по своим природным красотам Дагестан мало чем уступает лучшим курортам Швейцарии – кристально-чистые озера, красивейшие горные пейзажи и очень много солнца. Однако при этом, имидж «горячего региона», столь прочно закрепившийся за республикой последние годы, пока не дает возможности развивать экономику. О том, как в условиях борьбы с бандподпольем власти республики пытаются сделать дотационный регион инвестиционно привлекательным в интервью РИА Новости рассказал президент Дагестана Магомедсалам Магомедов.


 

- Уважаемый Магомедсалам Магомедалиевич, есть ли уже итоги работы назначенного месяц назад нового главы МВД по Дагестану Абдурашида Магомедова? На каких направлениях, по Вашему мнению, он должен сосредоточиться, и какие ошибки были у его предшественника?

- Надо понимать, что сегодня в республике очень важно изменить отношение людей к милиции. А оно может измениться только если будут конкретные результаты, если житель республики будет видеть в милиционере защитника своих интересов, гаранта своей безопасности. Пока, к сожалению, от человека в форме часто исходит угроза, люди видят в них объект угрозы. Поэтому для нового министра и всего коллектива МВД важно изменить настроение людей к себе.

Думаю, и не специалисту очевидно, что сотрудники МВД по Дагестану активизировали свою деятельность по наведению конституционного порядка в республике. Спецоперации проходят более точечно и эффективно, количество уничтоженных членов НВФ говорит о многом: за месяц в республике было ликвидировано около 40 боевиков, тогда как за предшествующий период с начала года – 60. То есть, думаю, что новому министру удается успешно бороться с преступностью и, надеюсь, будет удаваться.

Если будут результаты работы, если не территории республики будет наведен порядок и обеспечена безопасность, конечно, тогда я буду считать, что МВД работает хорошо.

Если будут продолжаться взрывы, убийства и теракты, работу правоохранительных структур мы хорошо оценивать никак не сможем.

- Прокомментируйте, пожалуйста, идею создания спецподразделения внутренних войск для борьбы с боевиками в горах из числа местных жителей. Как продвигается эта работа, какая задача будет поставлена перед подразделением?

- Основное — это то, что решение принято. Вызвано оно было тем, что ситуация, которая сложилась в республике, безусловно, не может нас устраивать. Методы борьбы с бандподпольем до сегодняшнего времени были не очень эффективны. И предложение о спецподразделении как раз направлено на то, чтобы решить проблему безопасности, обеспечить законность и правопорядок на территории республики.

Идея такова, что против хорошо подготовленных, обученных вооруженных бандитов должны воевать превосходящие их по своему умению, по своей оснащенности специально подготовленные подразделения, способные ориентироваться в лесах и горах. И у них должна быть четкая моральная и материальная мотивация на успешную нейтрализацию НФВ.

Обычные милиционеры не могут справиться с хорошо организованным бандподпольем. И в это подразделение будут отбираться бойцы из числа местных жителей, которые получат соответствующую подготовку, и которые смогут повысить эффективность этой борьбы.

Мы не можем мириться с ситуацией, когда в ряде районов республики годами живут и спокойно себя чувствуют вооруженные бандиты. Нельзя позволять им готовить и совершать все новые преступления и теракты, отсылать угрозы и требования государственным деятелям, чиновникам, требовать деньги у представителей бизнеса, вести бесчеловечную пропаганду. Каждый метр дагестанской земли должен гореть под ногами бандитов, где бы они не находились – в лесу, в горах, в городах и селах.

Эти подразделения будут находиться в составе 102-й бригады внутренних войск Минобороны РФ, что, естественно, предполагает соответствующую координацию действий с руководством МВД РФ.

- На какой стадии сейчас находится разработка отдельной федеральной целевой программы по Дагестану на 2011-2016 годы, и насколько, по-Вашему, она необходима республике? Должна ли она быть сугубо региональной?

- Мы планируем завершить работу над проектом ФЦП «Социально-экономическое развитие Республики Дагестан на 2012-2017 годы» в начале будущего года. Что касается ее необходимости, то Вы знаете, что по большинству социально-экономических показателей Дагестан значительно отстает от среднероссийского уровня. Объем валового продукта республики в расчете на душу населения почти в 3 раза меньше, чем в среднем по России, объем производства промышленной продукции меньше среднероссийского показателя в 12 раз. У нас самая низкая зарплата в стране – более чем в 2 раза ниже упомянутого уровня, а безработица – одна из самых высоких в России: более 190 тыс. человек, или 18,1% от экономически активного населения.

Правда, у такой ситуации есть объективные причины. Ведь если за последние двадцать лет население России сократилось на 5 %, то население Дагестана выросло в 1,5 раза. Геополитическая нестабильность 90-х годов привела к значительному оттоку квалифицированных кадров из региона, заложила предпосылки снижения качества услуг образования и здравоохранения, дефицита рабочих и инженеров для промышленного производства. И сейчас модернизация экономики и социальной сферы Дагестана – это способ переломить негативные тенденции.

У президента Российской Федерации Дмитрия Анатольевича Медведева мы нашли поддержку по разрабатываемой программе. Он поручил правительству РФ изучить этот вопрос и дать соответствующие рекомендации.

Ну и, конечно, мы сверяем свои шаги с тем, что происходит на уровне Северо-Кавказского федерального округа, стратегия по развитию которого уже принята. В качестве инструмента по реализации этой стратегии принято решение создать специальную государственную программу. Скорей всего, программа по Дагестану будет в ее составе. Такой механизм предложил Александр Геннадиевич Хлопонин, и, мне кажется, что это будет работающий механизм, если наша программа войдет непосредственно в государственную программу по развитию СКФО.

- О каком финансировании и из каких источников должна идти речь? Насколько это финансирование будет больше предусмотренного существующими программами развития региона?

- Конкретные цифры объемов финансирования пока называть рано, а источниками для реализации программы станут как бюджетные средства, так и деньги частных инвесторов, компаний и банков.

Вы знаете, что сейчас действует ФЦП «Юг России». Однако она ориентирована лишь на решение локальных задач и не позволяет добиться необходимых масштабных изменений. Финансирование объектов нестабильно. Например, предусмотренные по ФЦП «Юг России» средства на строительство объектов социальной сферы республики в 2010 году были сокращены более чем на 900 миллионов рублей. Такая же ситуация наблюдалась и в 2009 году.

Дагестанский бюджет не имеет возможности восполнить недофинансирование социальной сферы за свой счет. Думаю, что ФЦП Дагестана позволит республике не только увеличить финансирование социальной сферы, но и усилить контроль за их использованием.

- В середине августа президент России поручил Минфину РФ решить вопросы предоставления госгарантий под экономические проекты в Дагестане. Решен ли этот вопрос? Какие проекты и на какие суммы получили гарантии?

- Гарантии — это очень важный инструмент, они, как запланировано, будут предоставляться под конкретные инвестиционные проекты. Основная работа по данному направлению начнется с 2011 года. Но у нас уже есть проекты, которые нашли поддержку. В, частности, это строительство стекольного завода «Анжи-стекло» в Кумторкалинском районе республики, или проект по созданию совместного предприятия на первом этапе по сборке, а в дальнейшем и производству автомобилей.

На уровне нашего округа планируется создать специальный институт развития на базе «Внешэкономбака». Идея такая, что мы представляем туда свои проекты, и если они находят поддержку, то получают финансирование через «Внешэкономбанк». А обеспечением, как раз будет являться гарантия Министерства финансов Российской Федерации.

Проблема заключается в том, что у нас недостаточно своих инвесторов, нет возможности сформировать полноценный залоговый фонд, который мог бы обеспечить гарантии для крупных проектов. К сожалению, риски в нашей республике больше, чем в других регионах. Поэтому даже при наличии действительно экономически интересных, выгодных проектов нам нужны дополнительные гарантии инвесторам.

- Как, по-Вашему, является ли клановость в республике проблемой, нужно ли с этим явлением бороться, и если да, то как?

- В Дагестане, как и во всех республиках Северного Кавказа, всегда были очень крепкие семейные, родственные связи. Ее нельзя путать с клановостью в том смысле, в котором она воспринимается сейчас. Кланы — это тухумы, роды, тейпы, это нормальная организация кавказского общества. И большинство этих кланов, их энергию или их организованность, можно и нужно использовать в созидательных целях.

Если же человек начинает думать только о своей личной выгоде, или о выгоде своего рода, тухума или клана, конечно, это уже коррупция. Вот с этим будем бороться. То есть, если рассматривать клановость как монополизацию политической и экономической власти, то, безусловно, ее необходимо искоренять. Такая клановость недопустима. Это всегда, как минимум, застой, а чаще – стагнация и в политическом, и в экономическом развитии. А с традиционной родственной поддержкой друг друга, с этим не нужно бороться, это нужно использовать, наоборот, во благо всего остального дагестанского общества.

Коррупция — это общее зло для всего нашего общества, да и в мире это явление имеет большое распространение. Моя команда и я, мы категорически отвергаем все эти коррупционные схемы, и никаких назначений или лоббирования каких-то проектов из-за материальных интересов я никогда не допущу.

В этом вопросе еще очень важно сознание общества — оно должно быть готово отказаться от этого. Ведь коррупционеры, взяточники — это одна сторона, но есть те, которые дают, и от этого надо также решительно избавляться. Люди должны осуждать и не принимать участия в этих коррупционных схемах.

Надо помнить, что сила дагестанцев, как раз в единстве, сплоченности. Мы же многонациональная республика, у нас более 30 народностей. И если мы не будем иметь механизмов правильного проживания друг с другом, нам будет трудно.

Возможно, благодаря именно семейно-родственным традициям за всю многовековую историю в Дагестане не было ни одного конфликта на национальной почве. Это огромное достижение и огромное богатство.
 

Источник: http://www.riadagestan.ru/interview/2010/10/04/326/

Наверх

Анти-террор

Невесты Дагестана

Диаспоры

Звезды

Рейтинги

Просмотров: 12158

Вперед, GODUDU!

30 марта в конференц-зале ректората ДГУ состоялась пресс-конференция Гаджимурада Алиева и Запира Алх...

Ростелеком