Menu

Церковь в горах Дагестана

Церковь в горах Дагестана

Мы идем не спеша. Проходим через колючие кустарники, мимо отвесных скал, переправляемся через безымянную речушку. Идем к храму Датуна.

Спрятанный в сердце ущелья, у подножия высоченных гор Шамильского района, он возникает словно неоткуда. Здесь очень тихо – горы не любят громких голосов.

Храм Датуна – один из немногих сохранившихся в Дагестанепамятников христианской культуры. По некоторым данным, построен он грузинскими миссионерами в конце X века, которые основали в этой местности поселение. Храм является уникальным памятником средневекового зодчества. В XIII в. он был заброшен, а в XIX веке началась новая жизнь, правда, длилась недолго. Во время Кавказской войны 1817-1864 годов церковь была отдана под богослужение русским солдатам, перешедшим на сторону имама Шамиля.

Мой гид Магомед Алиев рассказывает, как образовалось одноименное селение Датуна. Само название происходит от грузинского имени Датунадзе или Датун. Первоначально здесь жили грузин и аварец из Хунзаха. Они построили себе дома. В то время это место называлось Малида нахъ (в переводе с аварского – «за лестницей»). А само село находится недалеко от церкви. Это, по словам местных жителей, свидетельствует о том, что раньше, во времена правления аварского хана Сураката, здесь жили христиане.

– По преданиям, однажды рано утром у ворот хунзахского хана стоял молодой человек-грузин, держа уздечку коня, поодаль стояла и его молодая невеста. Парень объяснял охране хана, что он его гость и хочет попросить убежище. У себя на родине он убил человека из богатого рода и бежал в соседний Аваристан. Грузина в сопровождении людей хана проводили в пустующую тогда местность Малида нахъ. Вместе с ним переселили и одного хунзахца по имени Гусейн. Первоначально при строительстве и обустройстве дома грузину помог сам хан. Посадили сад. Муж ходил на охоту, жена занималась хозяйством. Когда унцукульцы сплавляли по Аварскому Койсу лес, они заметили на берегу женщину небывалой красоты. Один из унцукульцев ее похитил. Вернувшись с охоты домой, Датунадзе не нашел свою жену ни дома, ни у речки. Тогда он пошел в Хунзах к хану и поведал о случившемся. Хан послал во все стороны своих гонцов разузнать, где находится жена гостя. Через пару дней гонцы вернулись. Они узнали, что грузинку похитили унцукульцы. Хан дал распоряжение, чтобы к нему привели похитителя. И грузин тоже с позволения хана поехал в Унцукуль. Он велел жене вернуться в Грузию, заявив: «После того, как ты попала в руки леки (аварца), тебе не место со мной».

Говорят, что Датунадзе принял религию ислам, женился на аварке, изучал язык. При хунзахском хане Дугри-нуцале II в I699 году под его председательством хунзахцы, старики и юноши, провели сходку. На ней они согласились расселить пришлых людей на своих землях, находящихся в местностях Нитаб, Накитль. Эти поселенцы обязаны были ежегодно вносить по 10 мерок зерна в казну Хунзаха и делать это до конца жизни. При этом свидетелями были ученые из Уриба, Акуша, Арадериха, Ахалчи и т.д. После переселения сюда людей из разных мест Малида нахъ переименовали в Датуна в честь того грузина Датунадзе.

Отсюда вышли известные ученые-арабисты, здесь развито садоводство. В I936 году был создан колхоз. Расформировали и объединили в совхоз «Голотлинский». В настоящее время в селе около 80 хозяйств, – рассказывает Алиев.

Не так давно в Шамильский район для изучения старинного христианского храма приезжали грузины. Христианским было средневековое аварское царство Сарир, центр которого находился в Хунзахе. Сарир имел тесные связи с Грузией. Согласно древнегрузинским письменным источникам, на территории средневекового Дагестана предполагается существование Хунзахской и Анцухской епархий – митрополий Грузинской православной церкви. Вероятнее всего, именно в этот период здесь разворачивается строительство церквей.

Ежегодно храм посещают сотни туристов и школьников, которые оставляют за собой «грязный» след в виде надписей на стенах. Несколько лет назад храм отреставрировали, однако качеством работ ученые-историки и краеведы остались недовольны.

Историк Патимат Тахнаева бывала здесь не раз. В одном из своих материалов она рассказывала: «По русским источникам, в 1849 г. старообрядцы из числа терских казаков, преследуемые российским правительством, ушли за Терек, в горы, и просили разрешения у имама Шамиля организовать там уединенный скит. Майор П. Пржецлавский называет их «беглыми с линии раскольниками». Абдурахман Казикумухский в своих воспоминаниях «Хуласат-ат-тафсил» (1868 г.) пишет: «… в Дарго-Ведено было целое селение из беглых русских солдат и староверов, которые просили Шамиля разрешить им жить на его земле. Они построили себе дома на возвышенности близ Дарго, в лесу, где много зелени и холодная вода. Построили строение, похожее на часовню. В углах они повесили свои иконы. Около домов посадили капусту, лук, кукурузу. Жили спокойно». Другой современник Гаджи-Али Чохский упоминает о «двадцати солдатах, которые с женами и детьми и двумя священниками пришли в Дарго-Ведено, просили у Шамиля земли поселиться. Он указал им место и землю, где они построили дома и церковь». Через некоторое время, как передает Гаджи-Али, в Совете Шамиля зашла о них речь. Одни наибы утверждали, что «им дозволяется укрываться здесь», другие категорически возражали им. Имам Шамиль принимает решение отослать их в Гидатль, «к церкви, которая была построена грузинами в 880 г.х./1363 г.».

Как пишет Абдурахман Казикумухский, к тому времени «здесь сохранились стены кельи и старой церкви, являвшейся местом поклонения христиан в былые времена». Шамиль предписал местному наибу поселить там староверов, отвести землю для посева и охранять их. Но как писал Гаджи-Али, когда староверы«увидели, что наиб не исполняет относительно их приказания, разбежались. Осталось их около 6 человек». Маленькая община просуществовала недолго, ее не станет в 1852 г. Абдурахман писал: «Когда они занимались богослужением, никому не принося вреда, ни словом, ни делом, ночью на них напали неизвестные разбойники…». Гаджи-Али писал: «Окрестные жители в одну ночь умертвили их». А когда Шамиль узнал об этом, он очень переживал. На самом деле смерть раскольников была мученической, «имам рассердился, приказал отыскать виновников и взыскать с них». В 1860 г. майор П. Пржецлавский, будучи помощником военного начальника Среднего Дагестана, уточнит: «Шамиль строго взыскал за это самоуправство: с зачинщика была снята голова, а с остальных участников он взял штраф по 70 р. сер. за каждого убитого раскольника…». В 2000 году, когда я побывала здесь в первый раз, здание венчала заросшая травой кровля с едва угадывающейся черепицей, стены церкви снаружи были размашисто исписаны белой краской местными школьниками – выпускниками 11 класса. Внутри церкви – закопчённые стены, овечий помет… Еще в 1887 году. А. Роинашвили писал о том, что «на ее стенах заметны следы живописи, но, к сожалению, нельзя разобрать, так как все стены закоптились благодаря небрежности местных жителей, потому что здесь пастухи разводили костер». О фресках, покрывавших стены, помнил еще проводник экспедиции Н.Ф. Яковлева 1923 года Ш. Гитиновасов».http://dagpravda.ru/

Последнее изменениеПятница, 30 августа 2019 16:18
Наверх

Анти-террор

Невесты Дагестана

Диаспоры

Звезды

Рейтинги

Просмотров: 10089

Вперед, GODUDU!

30 марта в конференц-зале ректората ДГУ состоялась пресс-конференция Гаджимурада Алиева и Запира Алх...

Ростелеком