Menu

Кольцо задержаний сжимается вокруг Рамазана Абдулатипова и главы МВД Дагестана Абдурашида Магомедова

Кольцо задержаний сжимается вокруг Рамазана Абдулатипова и главы МВД Дагестана Абдурашида Магомедова

В Дагестане продолжаются громкие задержания одних чиновников, и розыск других – пустившихся в бега. Кольцо задержаний все больше сжимается вокруг фигуры бывшего главы Дагестана Рамазана Абдулатипова. Его судьбу предстоит решить Кремлю.

Напомним, что на днях были задержаны два полковника из системы МВД Дагестана. В начале июня Москве задержали начальника оперативно-розыскной части собственной безопасности МВД Дагестана полковника Магомеда Хизриева по подозрению в даче взятки. Утверждается, что он передал два миллиона долларов за свое назначение на пост главы МВД республики.

Немного позднее был задержан начальник отдела по борьбе с организованной преступностью республиканского управления уголовного розыска Хайбула Ибнухаджаров. Полковник полиции попал в поле зрения правоохранителей в связи с подозрением в совершении финансовых махинаций.

При этом, продолжаются поиски пустившихся в бега бывшего министра строительства и ЖКХ Дагестана Ибрагима Казибекова и бывшего руководителя Бюро медико-социальной экспертизы Магомеда Махачева. Оба скрывшихся чиновников проходят по делам, в которых фигурирует бывший глава Дагестана Рамазан Абдулатипов.

Причем, Магомед Махачев, вообще, приходится родственником Рамазану Абдулатипову. А по делу Ибрагима Казибекова уже задержан другой родственник Рамазана Абдулатипова. Решится ли Москва на привлечение к ответственности самого Абдулатипова, отвечают Эдуард Уразаев, политический обозреватель «Эхо Москвы. Махачкала» и Магомед Магомедов, специальный корреспондент газеты «Черновик».

В Дагестане в последние две недели глава МВД Абдурашид Магомедов получил переутверждение в должности еще на 1 год. И при этом арестованы два полковника с предъявлением тяжелых обвинений.

Как можно объяснить эти два разнонаправленных процесса – подтверждение доверия Москвы министру внутренних дел Дагестана и одновременное начало показательных чисток в министерстве, которое он возглавляет последние несколько лет?

Эдуард Уразаев

Действительно, эти события по смыслу противоречат друг другу, так как министр, получается, проглядел двух подозреваемых "оборотней в погонах". Тем более, что в МВД РФ введён принцип поручительства от двух коллег при назначении на командные должности.

Усугубляет впечатление то, что это ближний круг министра и ранее было опубликовано много неподтверждённой, но тревожной информации и слухов, касающихся, во всяком случае, задержанного полковника Магомеда Хизриева. Раньше после опровержений через суды эти статьи выглядели ложью.

Но после арестов и дополнительной информации от источников в самих правоохранительных органах, они выглядят по-другому. Однако всё становится на места, если учесть, что задержанный Магомед Хизриев возглавляет оперативно-розыскную часть собственной безопасности (ОРЧ СБ) МВД Дагестана.

Эта должность позволяет иметь информацию обо всех сотрудниках МВД Дагестана и тем самым держать всех, что называется на крючке. У него особый статус, связанный с двойным подчинением коллегам из Москвы и министру - в Махачкале. Кроме того, в правоохранительных органах тоже сложились конкурирующие за должности группировки.

Эти группировки опирались на различных политиков республиканского или федерального уровня, заинтересованных в расширении власти и влияния. И этот неформальный баланс сил частично соблюдался сознательно для того, чтобы облегчить управление сверху, и частично - в силу объективных процессов в системе власти страны.

Судя по косвенным признакам и утечкам неподтверждённой информации из правоохранительных органов и политических кругов, глава МВД Дагестана Абдурашид Магомедов и задержанный полковник Магомед Хизриев опирались на разные политические группы, которые до поры до времени соблюдали правила сохранения баланса сил. Но в последний год стоял вопрос о возможной смене главы МВД Дагестана из-за его возраста.

В ходе рассмотрения этого вопроса заинтересованные лица нарушили негласные правила. Возможно, сценарий развития событий был бы другой, но кое-кто не учёл и, наоборот, кое-кто другой учёл, что в Дагестане высшим руководством страны перед правоохранительными органами поставлена задача очистить органы власти от коррупционеров и криминально-политических кланов. 

И хотя задержание полковника Магомеда Хизриева официально пока увязано лишь с информацией о попытке дать взятку коллегам в Москве, тем не менее, последующие публикации в федеральных СМИ говорят о том, что это показательное задержание имеет более широкую подоплёку.

А задержание полковника Хайбулы Ибнухаджарова стало прямым следствием проверок "бумажек", а точнее нарушений в расходовании бюджетных средств на командировки и выкуп оружия. Но потом его история, помимо антикоррупционной стороны, тоже приобрела подтекст борьбы группировок. Поэтому напрашивается версия, что просто победила одна из группировок.

Но с условием, что глава МВД должен сам исправить свои ошибки. Нельзя исключать и того, что процессы антикоррупционной борьбы, продление контракта министру и подозрительная попытка дать взятку со стороны полковника Хизриева являются разрозненными событиями, которые случайно совпали по времени.

А сливы в СМИ и сети интернет являются попытками различных группировок дискредитировать друг друга. Но, так или иначе, появился шанс на очищение и правоохранительных органов Дагестана, без которого не получится очистить гражданские ветви власти республики.

Магомед Магомедов

Надо различать этих двух задержанных полковников. Один из них, Магомед Хизриев, был претендентом на пост министра внутренних дел Дагестана, руководителем Управления собственной безопасности МВД, второй – Хайбула Ибнухаджаров был сотрудником управления уголовного розыска МВД Дагестана.

В первом случае, в случае задержания Магомеда Хизриева - это серьезный шаг со стороны правоохранительных структур. Во втором случае, в случае задержания Хайбулы Ибнухаджарова – это некая имитация деятельности. Потому что реальным предъявлением обвинений это дело вряд ли завершится.

Вспомним дело общественного активиста Эрадиля Асанова, которого убили два сотрудника полиции в кабинете РОВД Ногайского района. Они за это не понесли никакой ответственности. Один из них впоследствии возглавил РОВД Ногайского района, другой находится под госзащитой.

Никаких следственных действий не проводится. Оттого дела по задержанию двух полковников МВД – Хизриева и Ибнухаджарова – надо различать. Привязывать к переназначению главой МВД Дагестана Абдурашида Магомедова можно только один фрагмент – задержание полковника Магомеда Хизриева.

Задержания на фоне переутверждения главой МВД Дагестана Абдурашида Магомедова это не столько показательные чистки в МВД, сколько устранение его конкурентов и откладывание вопроса определения будущего претендента на пост руководителя МВД нашей республики.

Есть несколько возможных претендентов на пост главы МВД Дагестана. В том числе из близких соратников Абдурашида Магомедова, это Ахмед Кулиев, Ахмед Баталиев, Магомед Магомедов. Магомед Хизриев же вышел один против всех, его лоббистские возможности оказались слабее возможностей Абдурашида Магомедова и его потенциальных преемников.

Говорить о показательных чистках в МВД Дагестана смешно. Большой вопрос, чистки ли это на самом деле или борьба в пользу одного из конкурентов. Если различные обвинения Магомеда Хизриева в убийстве начальников РОВД, УВД и других преступлениях окажутся правдой, то это станет доказательством полного отсутствия контроля в системе МВД Дагестана.

Новый руководитель Дагестана Владимир Васильев обещает новые громкие процессы и задержания. При этом, как минимум, двое представителей дагестанской элиты уже находятся в бегах – бывший министр строительства Ибрагим Казибеков и бывший руководитель Бюро медико-социальной экспертизы Магомед Махачев.

Почему же остальные представители дагестанской элиты подобно им не пускаются в бега? Ведь силовики все больше сжимают кольцо вокруг прежней команды Рамазана Абдулатипова? Эти чиновники надеются откупиться? Или надеются, что их пронесет?

Эдуард Уразаев

Политическая элита Дагестана с постсоветских времён не была единой силой при решении вопросов внутренней политики. С приходом к руководству республикой Рамазана Абдулатипова часть лидеров кланов попали под каток правоохранительных органов, что приучило остальных к осторожности.

Причем не только в использовании государственных и муниципальных полномочий, но и в опасениях взаимного предательства при попытках организовать совместное сопротивление. Разумеется, что они не стали белыми и пушистыми, но спрятав капиталы и демонстрируя лояльность, многие из них надеются, что до них не доберутся, так как слишком много дел уже возбуждено.

Ещё одна часть рассчитывает на то, что следы по серьёзным преступлениям они замели. А если будут дела по экономическим нарушениям, то, по примеру дела о махинациях в махачкалинском морском порту времён руководства им Абусупьяном Хархаровым, им удастся замотать дела с помощью адвокатов и подкупов.

Ну и, наконец, податься в бега означает косвенное признание вины и получение  множества попутных проблем, в том числе моральных. То есть хорошего выхода для тех, до кого смогут добраться правоохранительные органы, нет. В любом случае это вызовет потери и издержки, которые каждый рассчитывает исходя из своих материальных, интеллектуальных и душевных возможностей.

Магомед Магомедов

Обещания Владимиром Васильевым новых громких дел мы расцениваем с обывательской точки зрения. Надо попытаться смотреть на процессы с точки зрения самого Васильева. Он обещает громкие процессы и задержания, если элиты не будут ему подчиняться, не будут платить налоги, не будут восстанавливать участки инфраструктурных проектов.

Те, кто наиболее сильно раздражает общество, попадают под маховик силовых структур. Этот контролируемый в ручном процессе вопрос. Допустим, Васильеву не понравилось, что жители жалуются на застройщиков по программе переселения из ветхого жилья. И он привлекает к ответу главу минстроя Ибрагима Казибекова. Или жалуется женщина-инвалид, что не может получить инвалидность. Васильев спрашивает с руководителя БМСЭ Магомеда Махачева.

В интересах сохранения и укрепления своего статуса, он смотрит, кто раздражает общество. Аресты премьер-министра Аюдусамада Гамидова, его заместителей, преследования Ибрагима Казибекова, Магомеда Махачева связаны с тем, что они наиболее раздражали общество. Может, они не самые главные «злодеи», но мощные раздражители, поэтому пошли под пресс.

По поводу сжимания силовиками кольца вокруг команды Рамазана Абдулатипова. Здесь дело не в самом Рамазане Абдулатипове. Задержанные фигуры могли быть представителями команды любого главы республики, поскольку они слуги всех господ. Они понимают, что сами главой республики не станут, подчиняются тому, кто дал им работу.

Оттого называть их командой Рамазана Абдулатипова не правильно. Аресты и преследования упомянутых людей и преследование Рамазана Абдулатипова – это вопросы, лежащие в двух разных плоскостях. Преследования Ибрагима Казибекова и Магомеда Махачева - эти вопросы решаются на уровне начальника УФСБ Дагестана или главы МВД Дагестана.

А вопрос уголовного преследования Рамазана Абдулатипова решается на уровне президента России. Пронесет или нет самого Рамазана Абдулатипова – это неправильная постановка вопроса. Даже если факты будут против Рамазана Абдулатипова, отмашку на его преследование все равно будет давать Администрация президента России.

По последним громким делам у силовых структур возникли вопросы и к прежнему главе Дагестана Рамазану Абдулатипову. Как вы думаете, будет ли он в итоге допрошен хоть по одному знаковому эпизоду? И возможно ли такое, что к ответственности могут привлечь и его?

Эдуард Уразаев

Действительно, как говорится, снаряды ложатся всё ближе и ближе к Рамазану Абдулатипову. Это и дело о похищении министра Ибрагима Казибекова, и системная коррупция в учреждениях медико-социальной экспертизы, и нарушения бюджетного и земельного законодательства. Во все эти дела были втянуты его родственники и люди из ближнего круга.

Пока Рамазан Абдулатипов пользуется негласным иммунитетом со стороны Кремля. Но если у правоохранительных органов появится доказанная информация о его причастности к серьёзным преступлениям, то в таком случае возможно снятие с Абдулатипова негласной неприкосновенности.

Политическая ответственность экс-главы Дагестана становится всё более очевидной. Но для правоохранительных органов важна бумага с доказательствами, вытекающая из документов или показаний подозреваемых лиц. И такого рода доказательства могут выплыть в любом из этих дел. Многое зависит от желания и умения следователей.

Симптоматичным в этом плане станет вопрос о назначении Рамазана Абдулатипова спецпредставителем президента России по вопросам сотрудничества прикаспийских стран, который всплывает в связи с начавшимися реорганизациями в структуре Администрации президента России.

В ближайшие недели многое прояснится в судьбе фактических и потенциальных фигурантов уголовных дел и в свете выдвижения кандидатов на выборы главы Дагестана. И, в первую очередь, самого нынешнего временно исполняющего обязанности руководителя республики Владимира Васильева.

Магомед Магомедов

Вопрос о возможности привлечения Рамазана Абдулатипова к ответственности - это политический вопрос. Это решение о привлечении его в качестве свидетеля или подозреваемого будет приниматься только на уровне Кремля. Вероятность того, будет Рамазан Абдулатипов допрошен или нет, 50 на 50 процентов.

А с учетом того, Владимир Путин перевел руководителя Следственного управления Дагестана Эдуарда Кабурнеева на должность начальника Главного следственного управления СК РФ, то можно предполагать, что до Рамазана Абдулатипова очередь дойдет нескоро.

Наверх

Анти-террор

Невесты Дагестана

Диаспоры

Звезды

Рейтинги

Просмотров: 7271

Вперед, GODUDU!

30 марта в конференц-зале ректората ДГУ состоялась пресс-конференция Гаджимурада Алиева и Запира Алх...

Ростелеком