Menu

Экономист Сергей Дохолян: «Главная проблема Дагестана — это отсутствие социальной справедливости»

Экономист Сергей Дохолян: «Главная проблема Дагестана — это отсутствие социальной справедливости»

Ведущий экономист республики Дагестан, зампред Экономического совета при главе региона Сергей Дохолян рассказал корреспондентам Федерального агентства новостей о реальном экономическом положении в республике. А также о том, есть ли надежда на организацию прорыва в ее экономике.

— Каково нынешнее состояние промышленности республики Дагестан?

— Честно говоря, оно весьма далеко от идеального. Например, был концерн «Консервпром» — а сегодня его нет: практически все входившие в него предприятия либо развалились, либо их растащили по частичкам. По сути, от индустрии консервации в регионе не осталось ровным счетом ничего.

Если рассматривать Дагестан с точки зрения глубокой переработки сельхозпродукции, то эта проблема встанет очень остро. Ведь развитие производства требует тщательной подготовки кадров — технологов, механиков, топ-менеджеров и т. д. К сожалению, сегодня получать прибыль на торговле, где оборот очень быстрый, многим в регионе кажется гораздо проще. Ведь промышленное производство имеет очень долгий производственный цикл — на том же «Дагдизеле» некоторые образцы продукции создают только девять месяцев, потом еще три месяца продают и т. д. А в торговле вы ту же сумму «обернете» за месяц.

 

Поэтому и местная кредитная система больше ориентирована на торговлю, где можно быстрее провести перекредитование. Поэтому промышленные предприятия в Дагестане и испытывают нехватку кредитования — местные банки просто не хотят работать настолько «вдолгую», им нужны быстрые деньги. Поэтому у промышленности сегодня есть только один выход — это спасение через оборонзаказ. В идеале, местная власть должна еще создать условия для того, чтобы здесь было выгодно заниматься переработкой сельхозпродукции.

Если в республике появится хотя бы один завод, на примере которого будет видно, что перерабатывать яблоки или персики выгодно, то вскоре их здесь же появятся десятки. Сейчас же пока популярны теплицы, где разводят овощные и фруктовые культуры — причем здесь их почему-то очень любят размещать на пахотных землях. Хотя сама идея теплицы говорит о том, что ее можно ставить практически везде. Поэтому местные эксперты говорят: «Дайте дагестанцам самим выбирать бизнес, не мешайте им, и вскоре они сами начнут делать то, что выгодно для бюджета».  

— Насколько сильна в Дагестане «теневая» экономика, и можно ли в обозримом будущем вывести ее из «тени»?

— Сегодня она в значительной степени охватывает весь реальный сектор экономики, но подразделяется на несколько блоков. Первый блок — это криминальная экономика, которую мы никогда не будем выводить из «тени», с ней надо просто бороться. Второй блок — это экономика, которой проще находиться в «тени» и платить «крышам», чем честно платить налоги государству. В этом сегменте, кстати, есть и большой процент предпринимателей, которых принуждают к «теневому» уровню, чтобы им было невыгодно работать «по-белому».

 

 
Экономист Сергей Дохолян: «Главная проблема Дагестана — это отсутствие социальной справедливости»
Экономист Сергей Дохолян: «Главная проблема Дагестана — это отсутствие социальной справедливости» Федеральное агентство новостей/Василий Иваненко / Юрий Котенок

 

Третий блок — это экономика, которая здесь может работать только «в тени», потому что, если она будет по-честному платить все налоги, то она просто не выживет. Наконец, в Дагестане есть и «экономика приписок», «воздушная экономика», которую бесполезно выводить из «тени», потому что в реальности ее нет. В среднем уровень «теневой» экономики оценивается в 60 %, но по отдельным отраслям достигает и 80-90 %. Все это будет существовать до тех пор, пока в регионе не изменятся экономические условия игры.

Если посмотреть на отчетность, допустим, городских заправок, то выяснится, что официально на каждой из этих АЗС заправляется в лучшем случае одна машина в день, да и то литров на десять. То же самое касается и торговли — там крутятся практически неконтролируемые средства. Недаром Владимир Васильев сказал: «Я обязательно приведу в регион крупные торговые сети, супер- и гипермаркеты, потому что они будут торговать и платить налоги в бюджет».

— Как бы охарактеризовали политику, которую проводит новый глава региона?

— В принципе, она максимально проста и понятна. Он говорит людям: «Работайте успешно, но платите в бюджет столько, сколько положено по закону, а не какие-то крохи». К счастью для Дагестана, новый руководитель не замечен в коррупционных связях и не имеет личного интереса в каком-либо бизнесе. И наша элита сейчас пребывает в определенном шоке. Потому, что с ним «договориться по-хорошему», как здесь привыкли, просто невозможно.

 

 
Экономист Сергей Дохолян: «Главная проблема Дагестана — это отсутствие социальной справедливости»
Экономист Сергей Дохолян: «Главная проблема Дагестана — это отсутствие социальной справедливости» Федеральное агентство новостей/Василий Иваненко / Юрий Котенок

 

Он установил четкие и ясные правила, и единственное, что беспокоит, так это многие цифры, заявленные как минимальный порог платежей в бюджет, так как пока они слишком завышены и не реалистичны. Желание сегодня «выжать» в бюджет побольше налогов может завтра привести к снижению экономической активности. Часть бизнеса может просто закрыться, часть — уйти в другие регионы, и в итоге экономическая эффективность снизится. Многим бизнесменам станет просто невыгодно работать в республике.

— Как вы думаете, сумеет Васильев «прогнуть» местные элиты, или это, скорее, они «прогнут» нового главу региона под себя — или саботажем, или многочисленными жалобами в Москву, или и вовсе попытками физического устранения?  

— Думаю, что личная безопасность главы точно не находится под угрозой — все прекрасно понимают: не дай Бог, с ним что-нибудь случится, и тогда сюда приедут не 38 прокуроров, а 1038 прокуроров. И тогда Дагестан могут так «проредить», что полностью сметут нынешнюю элиту. Это понимают все нормальные люди в регионе.

Гораздо большая угроза для Васильева — это саботаж его решений и приказов. Такие «сидячие забастовки», когда все приходят на работу, но не работают. Мне кажется, сегодня новая власть сталкивается как раз с этим. А еще с острой нехваткой кадров для руководства республикой. Когда говорят, что «в Дагестан приехало много варягов», это неправда: на деле из других регионов приехало всего пять советников.

Наоборот, было бы очень хорошо, если бы приезжих специалистов в местной власти было бы еще больше. Чтобы крепкие, хорошо обученные менеджеры заместили те кадры, которые погрязли в коррупции и неэффективности, и наладили работу по-новому. Это — чистая схема внешнего управления, как на большом предприятии, попавшем в беду.

 

 
Экономист Сергей Дохолян: «Главная проблема Дагестана — это отсутствие социальной справедливости»
Экономист Сергей Дохолян: «Главная проблема Дагестана — это отсутствие социальной справедливости» Федеральное агентство новостей/Василий Иваненко / Юрий Котенок

 

Однако вместо того, чтобы приветствовать такую практику, во властных структурах поднимает голову местечковый национализм, многие чиновники начинают кричать: «Мы сами умные и сами все можем». Причем серьезного противодействия таким проявлениям национализма сегодня в Дагестане просто нет. В то время как эти проявления нужно давить в зародыше. Нужно сочетание интересов республики, интересов России и интересов жителей Дагестана.

Термин «варяг» здесь совершенно, на мой взгляд, неуместен — если человек работает на благо интересов Дагестана, то никакой он не «варяг». Регион нужно срочно выводить из экономического коллапса, восстанавливать здесь социальную справедливость. Ведь именно ее отсутствие — это и есть самая большая проблема в регионе. Человек может голодать, вовсе не иметь денег на жизнь, но справедливость для дагестанца — это ключевое понятие. Если он видит, что его сосед ездит на иномарке или строит новый дом, не имея видимых оснований для покупки всего этого, это вызывает у него весьма острую реакцию.

При этом в регионе наблюдается резкое расслоение общества. Например, в Махачкале очень много иномарок. Наверное, наш город занимает по этому показателю третье место после Москвы и Петербурга. Но в то же время во многих районах уровень доходов очень низкий — люди иногда неделями не знают, на что хлеба купить.    

— А что, кстати, случилось с местными банками? Почему их в республике так мало?

— С одной стороны, это общероссийская тенденция — ЦБ просто ввел в несколько этапов более жесткие требования к кредитным учреждениям, они перестали им соответствовать, и в результате закрылись. К другим банкам были предъявлены другие претензии. Например, в отмывании преступных доходов и финансировании терроризма в республике. 

Не секрет, что многие банки в Дагестане изначально создавались как финансовые учреждения, обслуживающие интересы определенных семей и кланов. Отсюда и недоверие банков к населению, а населения — к банкам. Большинство из них были мелкими или были замешаны в сомнительных полукриминальных схемах, и такие учреждения в первую очередь попали «под каток» ЦБ.

 

 
Экономист Сергей Дохолян: «Главная проблема Дагестана — это отсутствие социальной справедливости»
Экономист Сергей Дохолян: «Главная проблема Дагестана — это отсутствие социальной справедливости» Федеральное агентство новостей/Василий Иваненко / Юрий Котенок

 

Но в нашей республике вроде бы правильная политика ЦБ РФ привела к монополизации рынка кредитных услуг. В итоге сегодня в Дагестане работает всего пять или шесть банков, включая Сбербанк России. Как следствие, конкуренция на этом поле нулевая, а проценты, которые предлагает тот же «Сбер» по вкладам, даже неприлично озвучивать. Но в банке знают, что клиентам все равно некуда идти. Так что раньше банковская сфера в республике была пусть и менее прозрачной, но зато куда более конкурентной. Сегодняшняя ситуация в местной банковской системе ненормальна, и в конечном итоге ведет к экономическому «болоту».

— А какова ситуация в местном сельском хозяйстве?

— У нас оно вроде бы успешно развивается, но, к сожалению, только «на бумаге». Статистика — еще один бич, который не позволяет власти эффективно управлять республикой. До 80 % субъектов агробизнеса в Дагестане — это так называемые ЛПХ, «личные подсобные хозяйства». Это не промышленное производство, а вообще непонятно что, они даже не подсчитываются пообъектно. По сути, большинство ЛПХ — это «воздух», но они позволяли статистикам «рисовать» любые темпы прироста, как и в малом бизнесе.

Поэтому одна из основных задач для новой власти — это составить единую базу данных того, чем реально обладает регион и каковы реальные темпы роста его экономики. Например, «на бумаге» в регионе собирают 15 тысяч тонн винограда, но специалисты говорят, что реальная цифра — не более пяти тысяч тонн. Однако за приписки в экономике здесь никогда никого не наказывали, а вот за отсутствие темпов роста — постоянно.

 

 
Экономист Сергей Дохолян: «Главная проблема Дагестана — это отсутствие социальной справедливости»
Экономист Сергей Дохолян: «Главная проблема Дагестана — это отсутствие социальной справедливости» Федеральное агентство новостей/Василий Иваненко / Юрий Котенок

 

Если же взять рыбодобывающую отрасль республики, то она сегодня полностью уничтожена. В первую очередь из-за варварского браконьерского лова рыбы в 1990-е, который почти на корню уничтожил сырьевую базу. К этому стоит добавить проблему Южного Каспия, который заметно обмелел и потерял большую часть запасов из-за повышения средней температуры воды. Прибрежный лов сегодня не дает больших объемов рыбы, а прудовое хозяйство развито откровенно слабо.

В целом, сельское хозяйство дает сегодня лишь 1 % налоговых поступлений Дагестана в год. Там либо слишком высокий уровень «теневой» экономики, либо просто отсутствует реальная статистика. При всем при этом в сельскохозяйственное межсезонье почти все позиции на рынках Дагестана закрыты продукцией из-за рубежа или из других регионов. В агрокомплексе сегодня полностью отсутствует система логистики, система хранения продукции и во многом из-за того, что в регионе просто нет тех объемов продукции, которые декларируются «на бумаге». Иначе фермеры и агрофирмы просто вынуждены были бы создавать склады.   

— У Дагестана очень выгодное геоэкономическое положение. Почему оно «не работает»?

— Знаете, здесь есть множество легенд и мифов, например, одна из них — это пресловутый «шелковый путь», который в Средние века пролегал из нынешней Бангладеш до Скандинавии. Сегодня восстановить его нереально, поскольку на юге он упирается в Иран — вечно полузакрытый и находящийся под санкциями. На севере путь в скандинавские страны закрыт конкурентами. К тому же для создания нового транспортного коридора нужны большие капиталовложения и заинтересованность в том, чтобы он работал.

 

 
Экономист Сергей Дохолян: «Главная проблема Дагестана — это отсутствие социальной справедливости»
Экономист Сергей Дохолян: «Главная проблема Дагестана — это отсутствие социальной справедливости» Федеральное агентство новостей/Василий Иваненко / Юрий Котенок

 

Но такие проекты вряд ли осуществимы в силу местного менталитета. Например, Махачкалинский торговый порт давно уже славится колоссальными потерями нефти при ее перевалке. «Транснефть» уже несколько раз пыталась полностью отказаться от перевалки нефти через Махачкалу, потому что потери при нормативе в 0,2 % реально составляли более 2 %. Идет тотальное воровство из «трубы», и ни одна компания не хочет терять такие деньги. На это обратил внимание даже новый глава Васильев. Так что о каком транспортном коридоре тут можно говорить? Грузопотоки с каждым годом только падают, и восстановить их возможности пока нет.  

— Есть ли надежда на то, что в ближайшее время положение в Дагестане изменится к лучшему?

— Клановая система в республике действует по принципу «Мы живем здесь дружно, и поэтому нам тут больше никто не нужен». Для экономики это, честно говоря, даже хуже, чем у криминальных кланов. Система «чужие здесь не ходят» наглухо закрывала (до последнего времени) регион от инвесторов. Исключение могло быть сделано только для схемы: «Местные бизнесмены являются вашими реализаторами в республике».

Вам придется платить значительную часть прибыли просто за то, что вы разместите здесь какой-то бизнес. Но у Дагестана нет таких конкурентных преимуществ для того, чтобы кто-то вкладывал сюда большие деньги, но при этом еще и играл по местным правилам. Для этого здесь должен быть высокорентабельный бизнес, но такого вида бизнеса в Дагестане сегодня нет. 

Вообще, крупных инвесторов в России мало, а желающих заполучить их к себе — много. В этих условиях регион не просто не играет на то, чтобы их привлечь, а скорее даже отторгает тех, кто рискнет проявить к нему интерес. Немало дагестанских же бизнесменов, которые хотели прийти в регион со своими инвестициями, сталкивались с очень серьезными барьерами, даже несмотря на свое происхождение. То есть даже в местном бизнесе национальная принадлежность уже не работает. Поэтому для того, чтобы привлечь в Дагестан хоть какие-то инвестиции, придется проделать огромную и долгую работу. https://riafan.ru/

Последнее изменениеПятница, 01 июня 2018 02:30

Медиа

Наверх

Анти-террор

Невесты Дагестана

Диаспоры

Звезды

Рейтинги

Просмотров: 7408

Вперед, GODUDU!

30 марта в конференц-зале ректората ДГУ состоялась пресс-конференция Гаджимурада Алиева и Запира Алх...

Ростелеком