Menu

У Кубачи украли историю

У Кубачи украли историю

Когда и как в Кубачи появилась сабля с двумя лезвиями «Зульфукар», известная сегодня как сабля Надир-Шаха, не помнят и старожилы. Как она попала в Кубачинский художественный комбинат, тоже не знают. Некоторые ученые и журналисты утверждают, что эта сабля не имеет отношения к иранскому завоевателю, что это «очередная кубачинская легенда, выдумка, фейк». Да и музея Кубачинского художественного комбината как такового не существует, есть только комната образцов. Тем не менее, словосочетание «Сабля Надир-Шаха из Кубачинского музея» плотно вошло в обиход, и никакие доказательства пишущей братии привычное слуху название не изменят.

Краткая история ограблений музея Кубачинского комбината

«У нас в Дагестане в высоких горах,
Где гордые кружат орлы в небесах,
Один, в своем кресле сидящий в верхах,
Глаз положил на музей в Кубачах»

Халил Алиев

На музей комбината, который расположен в помещении на верхнем, 4-м этаже административного корпуса, за годы после СССР покушались несколько раз. В начале 90-х годов воры забрались через плоскую крышу в окно музея и унесли несколько уникальных предметов, которые исчезли бесследно, скорее всего, в коллекциях собирателей серебра и антиквариата. Как рассказывают, грабители знали, что брать. По-видимому, на украденные изделия был конкретный заказ.
После этой кражи на окна музея были установлены металлические решетки, и подключена сигнализация, которая выходила на пункт охраны и в кабинет директора.
В январе 1993 года банда из 8 человек, организованная заместителем начальника районного отделения ФСБ, ночью ворвалась в здание комбината. Убив одного охранника и ранив второго, бандиты вынесли из музея всё, в том числе знаменитую саблю «Надир-Шаха», не менее известную вазу с портретами Сталина, Кирова и других руководителей Советского Союза, изготовленными из слоновой кости.
Побросав похищенное добро в мешки, грабители выехали из Кубачи в сторону трассы Ростов-Баку. Уже были разосланы ориентировки по всем постам на их УАЗик. Под утро они добрались до Т-образного поворота на трассу и не заметили его. Машина пересекла трассу поперек и улетела в кювет. Мешки с «хабаром» бандиты спрятали в протекавший неподалеку арык. Один из воров пошел искать мастера, чтобы отремонтировать автомобиль.
Всё МВД Дагестана было брошено на поиски преступников. Поврежденную машину обнаружил с вертолета сам министр Магомед Абдуразаков. К утру преступление было раскрыто, были известны имена организатора, наводчиков, всех участников дела. За поимку преступников, за оперативность в работе многие сотрудники МВД получили награды – от новых звездочек на погоны до благодарностей.
Два года велось расследование уголовного дела, Северо-Кавказский военный суд приговорил всех участников грабежа к разным срокам тюремного заключения. Им был выставлен иск на многие миллиарды рублей. Иногда из разных тюрем поступали платежи – не поверите — 20 рублей, 30 рублей оплачено. Говорят, что двое из грабителей умерли в лагерях, все остальные давно на свободе.
Как всегда, эта история обросла легендами и вымыслами. В книгах типа «Криминальная Россия», «100 преступлений XX века» рассказываются разные версии произошедшего. Известны стихи о подвиге Министра внутренних дел Дагестана, на местных радиостанциях иногда звучит песня «Музей в Кубачах».
После этого громкого ограбления руководство комбината обязали поставить то ли военизированную охрану, то ли охрану от МВД. Но на ее содержание уходило денег больше, чем на заработную плату рабочим комбината. И в какой-то момент от этой охраны отказались.

Преступление в ночь на 10 июня 2017 года

«Никогда такого не было,
и вот опять».
Виктор Черномырдин

О том, что произошло на Кубачинском комбинате в ночь с 9 на 10 июня, написано в ориентировке МВД, утром распространившейся не только по отделениям полиции, но и в социальных сетях: «В период времени с 23 часов 09.06.17 г. по 07 часов 00 мин 10.06.17 года неустановленное лицо путем взлома входных дверей проникли в помещение музея Кубачинского комбината художественных изделий и совершили кражу изделий, имеющих историческую ценность:
— серебряной сабля-шашки с двойным лезвием с ножнами, отделанной золотом, принадлежавшей Надыр-Шаху – 1 шт.,
— серебряных сабля-шашек с ножнами, со вставками из слоновой кости – 5 шт.;
— серебряных кинжалов с обычными узорами – 3 шт.,
— серебряных ваз – 2 шт. (одна с изображением Сталина, вторая с изображением Кремля);
— серебряных чашек с блюдцами для чая -2 шт.;
— серебряной пивной кружки с узорами – 1 шт.;
— камеи из слоновой кости с изображением Сталина – 1 шт.;
— серебряных порсигаров – 8 шт. (один с изображением Сталина, второй – с изображением Буденного, остальные с обычными узорами);
— серебряных браслетов для часов – 2 шт.
В связи с вышеизложенным, прошу Вас ориентировать личный состав, общественность и подсобный аппарат. В случае получения информации, прошу незамедлительно сообщить в наш адрес или по телефону: 8-8722-98-43-86, 87».
Почему «неустановленное лицо» «проникли» — одно лицо упоминается во множественном числе? Так сколько людей ограбили комбинат? Что такое Кубачинский комбинат художественных изделий? Нет такого комбината¸ есть Государственное унитарное предприятие «Кубачинский художественный комбинат». Что такое музей комбината? Нет такого на комбинате, есть комната образцов. Что такое сабля-шашка? Бывает либо сабля, либо шашка.
Как выяснилось впоследствии, на этот раз грабители вошли в здание комбината через вход на первом этаже административного корпуса. При строительстве предприятия планировалось, что это будет главный вход в здание, но еще в 80-е годы этот вход был заколочен, и все рабочие и сотрудники комбината заходили и выходили через производственный трехэтажный корпус, к которому было пристроено помещение охраны. Злоумышленники вскрыли входную дверь, обшитую пластиком, без препятствий поднялись на 4-й этаж, выломали бронированные двери музея и унесли все, что пожелал
К утру, когда охранник комбината поднял тревогу, воры могли уехать далеко. Досужие обыватели изощряются в версиях. «Саблю повезут на Украину, чтобы вручить президенту Порошенко, я уверен». – «Да что ты понимаешь, она в Азербайджане давно у покупателя». – «Вы оба неправы, ее везут в Иран, чтобы вернуть хозяевам – наследникам Надир-Шаха». — «Все вы дураки. Ее отвезут в хадж, в Саудию! Клиент точно оттуда!»

Дело темное

«Три пиджака замшевых,
три портсигара серебряных…»
Из фильма «Иван Васильевич меняет профессию»

Было время, когда на комбинате посменно дежурили восемь охранников, которые обязаны были каждый час или два обходить все помещения, затем делать обход наружный. Сегодня предприятие охраняют очень пожилые люди, в том числе старая женщина с поврежденной ногой. И речи о ночных обходах, по-видимому, нет. Поэтому о краже узнали только после утреннего обхода. Время почти безнадежно было упущено.
За последние 4 года благодаря тому, что в Дагестане стало гораздо спокойнее, прекратились террористические акты, в республику, в том числе в Кубачи приезжает гораздо больше туристов, чем за 20 первых лет после распада Советского Союза. Тот, кто заряжен на воровство, видит, что музей не снабжен сигнализацией. Почему достаточно долгое время камеры, когда-то установленные в помещении музея, не работают? Это халатность или чей-то злой умысел? Ахмедову Магомеду, сегодняшнему директору комбината, мало было урока, полученного в 1993 году его отцом Юсупом, тогдашним директором?
Почему средства массовой информации объявили сначала о краже 4-х изделий? Почему в ориентировке МВД перечислено всего 25 изделий. Через некоторое время речь зашла о 94-х музейных экспонатах. Сегодня говорят о 166 предметах, которые хранились в комнате образцов комбината.
Почему уникальная сабля Надир-Шаха в списке изделий, находящихся в комнате образцов (точнее, находившихся), записана как «Сабля с двойным лезвием»? Почему общая стоимость похищенного указывается в три миллиона – не долларов, а рублей? И почему заведующий комнатой образцов Никаев Гаджиибрагим говорит о том, что не три миллиона, а всего один миллион рублей.
Вообще, что происходит с некогда гремевшим Кубачинским художественным комбинатом, производившим ежемесячно до тонны высокохудожественных серебряных изделий? Как рассказывают жители села, сегодня производство огромного предприятия – не больше 200 кг в год, что составляет мизерную часть от того, что производят в частных мастерских дагестанские ювелиры. На комбинате в 2 смены работало 700 человек. Сегодня – около 30 человек, в том числе охранники и администрация, которые не получают заработную плату годами. Вместо заработной платы им иногда выдают бракованные изделия, заставляя расписываться за якобы полученные деньги. Директор комбината бывает где угодно, только не на рабочем месте. «Мы не видим его по 5-6 месяцев, — сетуют последние рабочие комбината. – Да пусть вообще не приезжает, зарплату бы платил. Так и зарплату тоже не шлет!»

Беда аула Кубачи и всего Дагестана

«На этой сабле кровь. Кто посягнет на нее, того ждут несчастья»
Кубачинская легенда

По мнению многих дагестанцев, это трагедия не только аула Кубачи, но и всей республики. Директор Дагестанского государственного музея изобразительных искусств Салихат Гамзатова поделилась тем, что она очень расстроена и глубоко потрясена тем, что такие ценные вещи похищены из кубачинского музея. «Для них необходимо было обеспечить надежную охрану. Это произведения исторической ценности, раритетные изделия мастеров, в которые они вкладывали душу. Некоторые экспонаты связаны с историей страны. Все дагестанцы не будут равнодушны к этой беде. Очень надеюсь, что уникальные образцы искусства вернутся на свои места!»
Председатель Союза художников Дагестана, Заслуженный художник России Курбанали Магомедов рассказал, что принимал участие в комиссии, оценивавшей экспонаты музея, похищенные и возвращенные в 1993 году. «Мо моей просьбе в комиссию были включены великие мастера – Расул Алиханов и Гаджи-Бахмуд Магомедов. И нам всем не удалось найти достойную оценку сабле Надир-Шаха и нескольким другим предметам. Этим вещам нет аналогов по антикварности и высокохудожественному исполнению, не с чем было сравнивать. Мы так и указали: эти произведения кубачинского искусства бесценны».
Курбанали Магомедов добавил: «Очень жаль, что такое достояние, которое нам оставили предки, мы не сохранили. Если мы не ценим наше прошлое – у нас не будет будущего! Я надеюсь, что эти изделия найдут, и они вернутся в Кубачи. Вместе с кубачинцами я переживаю, и посылаю проклятия на воров! Любой нормальный человек будет проклинать воров».
Заслуженный художник Дагестана, член Союза дизайнеров России Ильяс Изабакаров сообщил, что в Дагестане нет коллекционера, который может позволить себе купить такое дорогое изделие. «Скорее всего, заказчик на украденное – не с Северного Кавказа, наших коллекционеров я знаю всех поименно, они не захотят иметь вещь, которая украдена, – рассказал специалист по антикварным изделиям. — Они любят показывать, делиться своими приобретениями, попросту хвастаться покупками. Я думаю, что похищенные экспонаты уйдут за границу».
Ильяс Изабакаров разослал всем знакомым специалистам фотографии похищенных изделий, опубликованные в соцсетях главой поселка Кубачи Абдусаламом Куртаевым. «Есть надежда, что грабители попадутся на тех вещах, которые украли попутно с самыми ценными изделиями. Они могут попытаться мелкие не особо ценные предметы продавать в Дагестане. Все коллекционеры готовы оказать содействие и помощь, — отметил Ильяс. – Как могло так халатно относиться к своим обязанностям руководство комбината? Я считаю, что произошедшее – преступление против всех нас – обокрали не только комбинат, а всех кубачинцев, всех дагестанцев!»
Известный искусствовед, директор Музея истории города Махачкалы Зарема Дадаева поделилась своим возмущением. «Боль в сердце! Кубачи – одна из мировых культурных столиц. Так безалаберно охранять музей — просто преступно, тем более, что были уже прецеденты. Я надеюсь и уверена, что ни один уважающий себя коллекционер не приобретет украденный предмет из такого значительного собрания, — отметила Зарема, и добавила. – Дагестан известен тем, что тут хранят прошлое. Последнее событие показало, что это качество трансформируется и исчезает, и дагестанцы готовы продать свое прошлое за бумажки…»
Кубачинский ювелир Гаджи Каммагаджиев: «Я возмущен и вместе с тем очень огорчен тем, что произошло у нас. У меня и в мыслях не было, что такое могло произойти. Прежде всего, самая большая вина на руководстве комбината. Как можно было такие экспонаты оставить без должного внимания? Виноваты и мы сами. Надо было эту саблю держать за семью замками и никому не показывать. Ее демонстрировали каждому встречному, как бы зазывая тех же грабителей. Я очень надеюсь, что все экспонаты будут найдены и возвращены в музей. Это дело чести и для правоохранительных органов».

Фатима Кишова, смотрительница башни Акайля-кальа в старом ауле Кубачи, напомнила еще одну легенду, сопровождающую саблю Надир-шаха. «Сабля обязательно должна вернуться на свое место. Тех, кто на нее посягает, ждут несчастья. На этой сабле много крови, – рассказала Фатима. — На самом деле, я думаю, сабля и другие работы наших предков нас оберегали. Нас обобрали окончательно. У Кубачи украли историю».https://dag.life

Последнее изменениеВоскресенье, 18 июня 2017 12:08
Наверх

Анти-террор

Невесты Дагестана

Диаспоры

Звезды

Рейтинги

Просмотров: 4757

Вперед, GODUDU!

30 марта в конференц-зале ректората ДГУ состоялась пресс-конференция Гаджимурада Алиева и Запира Алх...

Ростелеком