Menu

Не опоздать к курортной раздаче

Не опоздать к курортной раздаче

Власти многих российских регионов нашли для себя новое увлечение — туризм. Если всего несколько лет назад эта отрасль считалась естественным преимуществом Северного Кавказа и, в частности, Дагестана, то теперь в конкуренцию на этом поле включились субъекты, где прежде развитие туризма было, мягко говоря, неочевидным. Эта ситуация грозит для Дагестана новыми рисками, особенно учитывая то обстоятельство, что большинство заявленных в туризме проектов так и остаются на бумаге, а инфраструктура для их реализации пребывает в зачаточном состоянии.


На последнем по времени заседании правительственной комиссии по социально-экономическому развитию СКФО глава Дагестана Рамазан Абдулатипов отсутствовал, хотя основной темой встречи было именно развитие туризма — отрасли, в которой, если верить властям республики, в последнее время наблюдается значительный прогресс. В результате дагестанские туристические проекты на заседании коллегии практически не прозвучали, хотя возможность представить свои инициативы премьер-министру Дмитрию Медведеву получили главы почти всех остальных регионов Северного Кавказа. 

Вполне возможно, что для руководства Дагестана оказалось достаточным то внимание, которое незадолго до последней правкомиссии было уделено туризму на Российском инвестиционном форуме в Сочи, где состоялась презентация проекта «Каспийский хаб». Один из главных акцентов в ней был сделан именно на туризме — развитии инфраструктуры для морских круизов по Каспию. На заседании комиссии эта инициатива тоже была затронута, но лишь вскользь, в выступлении главы Ростуризма Олега Сафонова. Еще он вспомнил о Дагестане, когда перечислял проекты туристических кластеров, реализуемых на территории СКФО, назвав в их числе проекты «Золотые пески» и «Золотые дюны». 

Золотые миражи 

Однако в последнем случае ситуация пока скорее напоминает стремление выдать желаемое за действительное: решение о создании двух названных кластеров было принято лишь в прошлом году, и пока оба существуют лишь на бумаге. Более того, «Золотые дюны» почти сразу выказали все признаки скандального проекта, после того как к конкурсу на создание обеспечивающей инфраструктуры была допущена всего одна организация, после чего ФАС пришлось оперативно реагировать на многочисленные жалобы других желающих поучаствовать в освоении бюджетных средств. Правда, перспективы «Золотых песков» более понятны, поскольку речь идет о реконструкции уже действующего санатория в Дербентском районе и строительстве к нему новой дороги. 

В теории довольно большие перспективы имеет и развитие на Каспии круизного туризма. Еще в 2011 году московская компания «ФОК (Финансовый и организационный консалтинг)» по заказу Ростуризма разрабатывала концепцию круизного туризма на Каспийском море. Она предполагала два этапа раскрутки нового направления: сначала относительно короткий, но насыщенный маршрут «Астрахань — Махачкала — Дербент — Баку», а через два-три года — выход на большой кольцевой маршрут по Каспию с заходом в порты Ирана, Туркменистана и Казахстана, а также с возможной автобусной экскурсией в Тегеран. 

Однако уже на «бумажном» этапе проекта возникает ряд вопросов, без решения которых он так и останется в поле чистой теории. Прежде всего это состояние прибрежной инфраструктуры в Дагестане. Допустим, в Дербенте можно построить новый пассажирский причал, от которого туристы смогут добраться до основных достопримечательностей города, совместив его с проектируемой набережной (сроки строительства которой, кстати, в прошлом году были сорваны, вопреки заверениям премьер-министра Дагестана Абдусамада Гамидова). Совсем другое дело — Махачкала, обращенная к морю портовой промзоной: сложно представить, что на ее режимной территории появятся возможности для обслуживания круизных пассажиров. 

Хотя в конечном итоге эти вопросы носят вполне технический характер. Совсем другое дело — организация взаимодействия между регионами и странами при запуске круизной линии. Понятно, что Дагестану в данном случае выпадает лишь роль транзитной территории, в лучшем случае — конечной точки, а начальным пунктом маршрута здесь в любом случае будет Астрахань, более развитая в плане массового туризма. Это означает, что потребуются договоренности с властями этого региона, который руководство Дагестана сейчас воспринимает как потенциального конкурента в борьбе за иранский грузовой транзит. Не менее сложный вопрос — переговоры с азербайджанской стороной в том случае, если круизная линия дойдет до Баку. Не говоря уже о том, что требуется решить вопрос с круизными судами и вложить немалые средства в продвижение нового направления на туристическом рынке. Так что пока дать ответ на вопрос, когда в Махачкале и Дербенте пришвартуются круизные суда, крайне затруднительно. Но можно вспомнить, что соответствующие идеи рассматривались еще десять лет назад, в принципиально другой экономической ситуации, и дальше разговоров не пошли. 

Политический фактор 

Кроме того, планы по развитию туризма сильно зависят от политических факторов, а учитывая то, что срок полномочий Рамазана Абдулатипова истекает в следующем году, нынешние проекты по определению оказываются в зоне риска. Достаточно вспомнить, что с приходом Абдулатипова в Дагестане уже поменялась концепция развития туризма, после того как новый глава республики произнес памятную фразу: «На Кавказе речь может идти только об этнографическом туризме. Просто так приехать — выпить, отдохнуть с девочками — это у нас не очень получится». В результате о былых планах Сулеймана Керимова построить на побережье Каспия курортный «Новый город» можно напрочь забыть, а горнолыжный курорт Матлас существует разве что в отдаленных планах компании «Курорты Северного Кавказа», хотя декларации о его развитии собственными силами звучат регулярно. 

При этом следует признать, что в сравнении с 2010 годом, когда был заявлен проект туристического кластера Северного Кавказа, Дагестан находится в объективно худшей ситуации, поскольку некоторые соседние регионы за это время ушли далеко вперед. В первую очередь это Карачаево-Черкесия, где был с нуля построен достаточно крупный всесезонный курорт Архыз, Кабардино-Балкария, получившая немалые инвестиции в горнолыжную инфраструктуру Приэльбрусья, и Чечня, которой удалось отстоять свой курорт Ведучи в числе ближайших претендентов на господдержку. 

Теперь же конкурентная ситуация для Дагестана стала еще более невыгодной, поскольку развитие туризма стало приоритетом и для тех регионов, которые раньше смотрели на эту отрасль свысока, — например, Татарстана и Башкирии с их нефтегазовыми ресурсами. Но обстоятельства в виде падения цен на нефть (а в случае с Башкирией также уход «Башнефти» под контроль «Роснефти») заставили их рассматривать всерьез любую возможность заработать, и туризм здесь явно занимает не последнее место. Ряд проектов в сфере гостеприимства заявили и другие регионы-новички — по словам участников недавней московской выставки «Интурмаркет», мода на туризм захватила чиновников всерьез, а возможно, и надолго. И в конкуренции за привлечение капитала в эту сферу места в рейтингах инвестиционной привлекательности регионов имеют далеко не последнее значение. 

Не будем забывать и про Азербайджан, бурно развивающий туристическую составляющую своей экономики. 

В этой ситуации Дагестану нужно в первую очередь быстро реализовать какой-то прецедентный проект, который заставил бы заговорить о нем за пределами республики. Едва ли таким проектом можно считать юбилей Дербента, оказавшийся разовой акцией, или попытки отдельных энтузиастов принимать индивидуальных туристов либо небольшие группы. Более убедительной «историей успеха», так нужной Дагестану, могло бы стать, к примеру, появление в республике хотя бы одного сетевого отеля или наличие выполняемого соглашения с каким-то из известных туроператоров о регулярной отправке в Дагестан туристов из Москвы или Петербурга. Лишь в этом случае можно будет говорить о первых признаках системного результата. Правда, и перед этим республиканским властям предстоит решить множество других проблем. Мало пригодных пляжей для туриста, который решил приехать самостоятельно. Практически весь берег застроен, и есть серьезные ограничения в доступе к пляжам. В море по-прежнему сбрасываются нечистоты в огромном количестве. Ситуация в горах не лучше, там не решен вопрос с утилизацией отходов: твердые бытовые отходы и канализационные стоки сбрасываются в реки.

 
Мнение экспертов об экономическом потенциале туристических проектов читайте в материале «Мертворожденное дитя».

Автор : Ахмад Магомедов

http://ndelo.ru

Последнее изменениеПонедельник, 20 марта 2017 09:00

Похожие материалы (по тегу)

Наверх

Анти-террор

Невесты Дагестана

Диаспоры

Звезды

Рейтинги

Просмотров: 4953

Вперед, GODUDU!

30 марта в конференц-зале ректората ДГУ состоялась пресс-конференция Гаджимурада Алиева и Запира Алх...

Ростелеком