Menu

Самурский заказник. Мокрое дело

Самурский заказник. Мокрое дело

Лиановый Самурский лес на юге Дагестана вошел во все энциклопедии как один из последних реликтовых лесов в России.

Площадь природного заказника — 11,2 тыс. га. Здесь гнездятся редчайшие перелетные птицы и произрастают представители растительности так называемого «третичного периода» и эндемики. Уникальность леса еще и в том, что более 50 редких и исчезающих видов местной фауны и флоры занесены в Красную книгу.


В последние годы этот природный комплекс — зона противостояния. В Самурском лесу проходят митинги, местные жители протестуют против строительства в дельте реки водозабора, который, по их мнению, приведет к гибели единственного на территории России лианового субтропического леса. 

Стройка раздора 

Республиканские чиновники, словно оправдываясь, говорят, что строительство водозабора в Самурской зоне было, мол, запланировано еще до них, в конце 80-х годов. В этом проекте, по их словам, предусматривалось создание централизованной схемы водоснабжения Дербента и прилегающих населенных пунктов с единым источником водоснабжения — Присамурским месторождением подземных вод. Проектная его мощность — 70 куб. м / сутки. 

В заказнике уже построены насосные станции, линии электропередач и водопровод длиной 40,3 км. Для подачи воды потребителям осталось пробурить скважины и сдать водозабор в эксплуатацию. Но из-за активного противодействия этим планам жителей шести местных сел подрядчики вынуждены заморозить стройку. 

Противники строительства водозабора в Самурском лесу утверждают, что заказчик объекта — администрация Дербента — получила необходимые документы на право пользования «Тагиркент-Самурским» участком недр только в июле 2013 года — через пять лет после начала строительных работ. Общественники и экологи обращают внимание на то, что до сих пор не проведена обязательная федеральная экологическая экспертиза водозабора, а строители, по данным Минэкономразвития РД, с 2008 по 2013 год на строительство водозабора из средств Федеральной целевой программы «Юг России (2008—2013 годы)» уже израсходовали 534 млн 500 тыс. рублей. 

Один из подрядчиков стройки директор ООО «Геолог» Садай Агаметов считает, что аргументы защитников леса не всегда корректны. По его словам, поисково-оценочные работы питьевых подземных вод для водоснабжения Дербента были проведены еще в 2005—2007 годах. Потом проект водозабора на геологическом факультете МГУ им. Ломоносова получил экспертную оценку — рассчитали прогнозное снижение уровня грунтовых вод при разных объемах водоотбора, смоделировали на компьютерах три реалистичных варианта. «При планированном водоотборе подземных вод в объеме 60—70 тысяч кубометров в сутки негативное влияние строящегося объекта на Самурский лес сводится к нулю», — рассказывает Садай Агаметов. Он заявляет, что скважины будут пробурены до второго напорного водоносного горизонта, на глубину не менее 60 м, а значит, новое гидротехническое сооружение поверхностные грунтовые воды не затронет и не принесет лесу и людям вреда. 

Но общественников эти объяснения не убеждают. Независимые эксперты на слушаниях, прошедших в Общественной палате республики с участием московских экологов пару лет назад, рекомендовали властям срочно провести федеральную экологическую экспертизу проекта. Закон требует этого для любой хозяйственной деятельности, затрагивающей особо охраняемые природные территории. Но власти республики без проведения такой экспертизы упорно реализуют спорный проект. 

Правда, давление общественности заставило чиновников внести некоторые коррективы в прежние планы: в районе водозабора решено заполнить речной водой заброшенные карьеры — якобы для искусственного восполнения подземных вод. Для этой «операции» в бюджете очень оперативно даже нашли 45 млн рублей. А скважины для водозабора теперь, говорят, будут бурить на окраине леса, за формальными границами природного заказника. Однако такое тактическое «отступление» строителей не снимает остроту проблемы. Оппоненты строителей считают, что скважины, пробуренные за пределами заказника, будут выкачивать те же самые подземные воды, которые подпитывают Самурский лес. 

Предчувствие экологической катастрофы 

Связь поверхностных и подземных вод научный сотрудник лаборатории гидробиологии и химической экологии моря Прикаспийского института биологических ресурсов ДНЦ РАН Магомед Гуруев считает отличительной особенностью природно-территориального комплекса реки Самур. И, по оценке ученого, «любое хозяйственное вмешательство в природный гидрологический процесс напрямую сказывается на состоянии Самурского леса». 

Происходящие в Самурском лесу деградационные процессы подтверждают и азербайджанские ученые из Института географии имени академика Алиева. Они установили, что (цитата из официальной публикации) «…реальное водопотребление подчинено экономическим интересам и очень часто, особенно в засушливые годы, осуществляется с нарушением согласованного режима водопользования и полным игнорированием экологических нужд дельты». По данным азербайджанских ученых, нарушение баланса экологического сброса привело к понижению уровня грунтовых вод в районе устья реки на три метра. 
Член Общественной палаты РФ, председатель Центрального совета Межрегиональной социально-экологической общественной организации «Зеленая лига» Сергей Симак предупреждает, что такое интенсивное понижение уровня грунтовых вод в дельте Самура приведет к попаданию морской воды в почвенные горизонты. 

«Дальше вода с солью пойдет вверх, начнет испаряться, и регион превратится в пустыню. Это будет региональная экологическая катастрофа», — заявляет руководитель «Зеленой лиги». А новое вмешательство людей в экосистему заказника ускорит ее гибель. 

Возможны варианты 

Независимые эксперты утверждают, что самый безболезненный способ решения проблемы дефицита воды в Дербенте — реанимация Самур-Дербентского канала. Потребности жителей Дербента в питьевой воде, по оценке властей, равны 70 тысячам куб. м / сутки, а это только около 4% от объема воды, которую в среднем в сутки Дагестан может изъять из реки Самур на свои нужды согласно межгосударственному Соглашению. 

Любопытно, что на реконструкцию дагестанского Самур-Дербентского канала в рамках Федеральной целевой программы «Развитие мелиорации сельскохозяйственных земель России до 2020 года» за 2013—2014 годы потрачено около 900 миллионов рублей, но такие расходы не очень-то сказались на его полноводности. А реконструкция азербайджанского Самур-Апшеронского гидроузла привела к увеличению водозабора из реки для соседей. Получается, что до жителей Баку самурская вода доходит, а дербентцы ее так и не получают, хотя более 90% водных ресурсов реки формируются на территории России. 

Общественники и экологи считают, что программу обеспечения питьевой водой жителей Дербента можно реализовать также за счет использования поверхностных водных ресурсов, например, проведя реконструкцию Самур-Гюльгеричайского водозаборного узла. 

По мнению экспертов, есть и третий вариант решения этого вопроса: использование подземных вод, находящихся прямо под городом. Но в Махачкале не слышат эти разумные предложения. Против людей, защищающих уникальный реликтовый лес от уничтожения, бросают ОМОН, последовали аресты активистов, некоторые «деятели» призывают власти для усмирения своих граждан, стоящих в пикетах, направить в Южный Дагестан даже армию. В последнее время Самурский лес часто напоминает зону КТО. 

Республиканские и районные руководители, по словам жителей протестующих сел, мстят им за гражданскую активность и давно не финансируют социальные объекты в регионе. В частности, в селе Самур затягивают ввод почти готовой новой школы. Власти обещают, что деньги найдутся и на школу, и на детсад, и на дорогу, если самурцы согласятся на строительство водовода. 

Представители отделения «Российский Кавказ» Всемирного фонда дикой природы (WWF) России уже объявили, что в соответствии с Концепцией развития системы особо охраняемых природных территорий федерального значения в 2018 году предусматривается создание на территории Южного Дагестана национального парка «Самурский». И торопятся чиновники достроить водозабор. Вопреки протестам общественности направили в заповедник строительную фирму «Диоген» с тяжелой техникой. А народ не уступает, между лесом и строительной техникой он вставал живым щитом. Год экологии, кажется, будет тяжелым. 

Когда жажда — все 

Больше всего жителей Самурской долины возмущает подозрительная заинтересованность в реализации этого проекта махачкалинских чиновников: «Три десятилетия не могут они найти деньги на строительство школ для сельских детишек, которые учатся в коровниках и сараях, но легко выделяют сотни миллионов на спорный объект». 

Защитники леса обвиняют чиновников в цинизме и алчности. «Власти говорят, что самурцы мешают решению проблем дербентцев и избербашцев, которым сегодня не хватает питьевой воды. Но на самом же деле эта вода из Самурского леса пойдет прежде всего на обогащение ненасытных чиновников, которые стоят за строительством водозаборных сооружений», — говорит общественный деятель Гаджибуба Рустамов. 

Главный куратор проекта, заместитель председателя правительства Дагестана Раюдин Юсуфов опровергает разговоры о своей личной материальной заинтересованности в строительстве Самурского водозабора и заявляет, что строительство носит сугубо социальную направленность: «Ни один здравомыслящий человек, а тем более экономист не станет инвестировать свои собственные деньги в водовод, который не принесет ему абсолютно никакой прибыли». Проект, по словам зампреда правительства, направлен на благо людей и принесет только пользу. 

Но защитники Самурского леса не верят чиновникам. Дагестанцы помнят, как в 70-е годы республиканские чиновники под лозунгом «Обезопасим от весенних паводков прибрежные населенные пункты!» прорыли канал (Прорезь) через Уч-Косу — Аграханский полуостров. В одночасье экосистему разрушили, и вода Терека стала уходить непосредственно в Каспийское море. Аграханский залив обмелел, погибло много рыбы и птицы. По словам очевидцев, тогда над полуостровом несколько лет стоял стойкий запах смрада. 

Другой пример — Приаралье. Среднеазиатские советские республики в 1980-е годы для, казалось бы, благой цели — развития хлопководства — стали отводить по каналам воду для орошения из питающих Аральское море рек. Акватория моря из-за нарушения гидрологического режима превратилась в пустыню. Теперь над одним из крупнейших внутренних водоемов планеты постоянно бушуют ветры, которые разносят огромное количество пыли, содержащей соль и химикаты. В регионе зарегистрирована высокая смертность среди жителей, особенно среди детей. Так люди превратили оазис в ад на земле.

Автор : Алик Абдулгамидов

http://ndelo.ru

Последнее изменениеСреда, 15 марта 2017 20:30
Наверх

Анти-террор

Невесты Дагестана

Диаспоры

Звезды

Рейтинги

Просмотров: 5537

Вперед, GODUDU!

30 марта в конференц-зале ректората ДГУ состоялась пресс-конференция Гаджимурада Алиева и Запира Алх...

Ростелеком