Menu

«Махачкала сегодня – это большой кишлак»

Махачкала, ставшая жертвой неправильной градостроительной политики, сегодня столкнулась с проблемами, которые кажутся неразрешимыми. Горожане лишены возможности с комфортом жить, ездить по городу, гулять по тротуарам. Застройщики лезут стройкой на стройку. Тротуары начали делить автомобили, пешеходы и велосипедисты. Все смешалось в одну кучу. Пессимисты предлагают даже не пытаться вникать в этот клубок проблем и решить их, и просто построить новый город. А оптимисты пытаются ужиться в этом хаосе.
Проводящиеся в городе рейды по незаконным стройкам уже стали привычным информационным фоном. Новое руководство города обещает навести порядок. О том, как этот порядок наводится, «МИ» рассказал начальник Управления архитектурно-строительного надзора г. Махачкалы, член Союза архитекторов России, заслуженный строитель РД, почетный архитектор РФ Ибрагим Ибрагимов.
 
ПРОСТО ХАОТИЧЕСКИ ПОЯВЛЯЮТСЯ
– В последнее время чиновники администрации города, ответственные за направления, связанные с градостроительством, в их числе и Вы, выезжают на рейды по выявлению незаконных строек, и есть уже прецеденты их сноса. На сегодняшний день сколько в Махачкале выявлено объектов незаконного строительства по итогам проведенных рейдов и сколько снесено?
– Ну, вопрос, конечно, на данный момент немного сложный. Работа эта не закончена. Ведется инвентаризация всех застроек. Вот Вы видите у меня на столе бумаги? (показывает). Каждая бумага – это какой-то объект. Информацию по ряду объектов мы уже изучили и применяем к ним определенные меры. Где-то не хватает документации, где-то – она вообще отсутствует, где-то – нарушает градостроительные нормы, где-то – не нарушает. Поэтому наша задача сейчас не снести эти объекты, не в том, что мы должны кому-то навредить или привлечь к ответу. Наша задача – привести всю документацию в порядок и все эти сооружения в надлежащий вид. Здания, которые сохранятся, и те, которые соответствуют общим градостроительным нормам, мы будем приводить в порядок, придавать им эстетический вид.
– То есть сейчас Вы не можете сказать, что столько-то объектов незаконного строительства выявлено, столько-то снесено?
– Сейчас трудно сказать. Ну, более 400 объектов выявлено.
– А снесено?
– Снесено очень мало, конечно. Вы думаете, так легко снести что ли?
– Я не думаю, что легко снести. И не ожидаю услышать какую-то огромную цифру. Просто интересно, сколько…
– Объектов очень много, и пока идет их инвентаризация.
 
ЭТО ВСЕ САМОЗАХВАТ
– В Махачкале много строящихся объектов. Каков механизм выявления объектов, строящихся незаконно или с нарушениями? Есть уже какой-то список с адресами, и вы выезжаете туда с рейдами или же проводите рейды и уже выявленные объекты вносите в какой-то список? Или по жалобам граждан? Хочется понять.
– Если бы мы жили в нормальном, цивилизованном городе… Но, к сожалению, нам попалось то, что попалось – с чем мы сегодня имеем дело. У нас нет четкого градостроительного плана. Сейчас как раз начата работа по его разработке. Если бы у нас был генплан, мы бы четко знали: в каком месте что и как. Большинство микрорайонов, появившихся в Махачкале за последние годы – не законны. Они просто хаотически появляются там, тут.
Да, выявлять незаконные строения нам помогают какие-то жалобы неравнодушных, законопослушных горожан, потому что людям действительно надоело жить в этом хаосе. Детям негде играть, взрослым негде отдыхать: на каждом свободном клочке земли появляется строение. В ходе рейдов тоже выявляем, естественно. У нас есть инспекторы. Они выезжают, смотрят. Потом сверяем всю эту информацию с теми документами, которые ранее выдавались. Зачастую оказывается, что никто никаких разрешений на выделение участка и строительство не выдавал. Это все самозахват. Происходит воровство городских земель. Естественно, к хозяевам самовольно захваченных, незаконных объектов мы будем применять жесткие меры. Вплоть до сноса.
– Только начатое строительство объектов можно временно заморозить или запретить строить. Что делать с объектами, которые уже построены и даже эксплуатируются? Сносить? Или дадите владельцам возможность привести документацию в порядок, заплатить штраф и т.д.?
– Это будут решать городские власти или правоохранительные органы. В зависимости от степени их вины. Наше дело – выявить и дать оценку. Управление архстройнадзора занимается выявлением этих фактов. У нас есть люди, которые ездят по всем районам города, выявляют такие строения. Потом мы требуем у этих застройщиков документы. Далее определяется подлинность этих документов. К сожалению, очень много подделок. Если же объект грубо не нарушает градостроительные нормы, то мы просим привести в порядок недостающую документацию. Если объект нарушает градостроительные нормы, мы уже ставим этот вопрос перед городскими властями и правоохранительными органами. Естественно, для такого объекта последствия могут быть только одни – это снос.
 
ДВЕ ТЫСЯЧИ ОБЪЕКТОВ
– В Махачкале подавляющее большинство объектов строятся не только без получения разрешений и прочей документации, но и с грубым нарушением норм безопасности. Какую работу Управление архстройнадзора ведет в этом направлении? Будут ли приниматься жесткие меры по отношению к застройщикам?
– Архстройнадзор как раз и призван для того, чтобы этих самых нарушений не было. Это наша основная задача. Мы должны проверять все строящиеся объекты на соответствие градостроительным нормам, СНИПу, регламентирующим это. Например, один из них называется так – «Градостроительство и планировки застройки городских и сельских поселений». Здесь регламентируется расстояние между зданиями разного рода и назначения, между жилыми домами, детскими садами, школами и т.д. в зависимости от их этажности, назначения, категории, соблюдения пожарной безопасности, экологических требований и т.п. Основной документ, на который мы опираемся, – Градостроительный кодекс РФ. Он регламентирует деятельность всех участников застройки: проектировщиков, застройщиков и надзорных органов. Налагать штрафы мы не имеем права. Мы готовим обращение в прокуратуру. Там оно рассматривается и оценивается степень ущерба городу и государству.
– Сколько всего объектов на сегодняшний день строится в Махачкале? Последняя статистика?
– Это очень сложно сказать…
– При прежнем руководстве называли цифру…
– При прежнем руководстве они могли назвать любые цифры. Никогда эти цифры не будут соответствовать реальной картине.
– Какие-то хоть и приблизительные, подсчеты велись, и приблизительная цифра озвучивалась. Берутся ли в расчет эти данные или сейчас проводится подсчет этих объектов заново?
– Ну, по моим скромным подсчетам, которые я приблизительно сделал для себя, – в Махачкале сегодня строится, наверно, больше 2 тыс объектов. Я так думаю. И то это такие крупные стройки, которые попадают в поле зрения. А когда люди ставят какие-то будки, киоски, подвалы роют… Мне буквально сегодня звонили, рассказывали, что один человек пробил фундамент многоэтажного жилого дома и делает вход в подвал. Кто-то же должен за этим следить! Мало того, что изначально эти дома строились с нарушениями, а еще умудряются уже построенные дома каким-то образом ломать или перестраивать.
– В Махачкале часто можно наблюдать картину, когда во дворах жилых домов строятся коммерческие объекты. Впритык к гаражам и т.д. Градостроительные нормы это позволяют?
– Смотря, какой объект. В каждом случае нужно подходить индивидуально. Есть объекты, которые нельзя строить, а есть объекты, которые можно. Есть дворы, которые позволяют это делать (то есть по площади), а есть дворы, которые не позволяют. Но дворы жилых домов тоже должны соответствовать нормам. На каждого жильца должна быть предусмотрена определенная площадь. Кроме этого, должна быть зона для детской площадки, для отдыха взрослых (так называемая «тихая зона»), площадка для мусорных контейнеров. Должно быть даже место, где можно сушить белье или трусить ковры. Это я к примеру говорю. Наша жизнедеятельность не ограничивается же стенами квартиры.
– Но не во всех махачкалинских дворах можно найти место даже для установки контейнеров для мусора.
– В этом плане у меня очень много вопросов к самим горожанам. Все жалуются только тогда, когда что-то происходит под их окнами. У нас 50/50: одни нарушают, другие на них жалуются. Это в одних случаях. В других случаях они меняются местами. Надо нам уже менять свою ментальность.
– В администрации города сейчас два управления – Управление архитектуры и Управление архитектурно-строительного надзора. Эти управления дополняют работу друг друга или в какой-то мере дублируют?
– Нет. Никакого дублирования здесь нет. У каждой службы своя специфика и свои обязанности. Управление архитектуры занимается землями, границами и согласованием проектов. Мы занимаемся строениями: что построено на этих землях, по этим ли проектам и не поменял ли застройщик в ходе строительства функционального предназначения объекта в сравнении с изначально заявленным. Мы работаем в тандеме. Архитектура начинает, а мы завершаем – вплоть до ввода объекта в эксплуатацию.
 
НА НАВЕДЕНИЕ ПОРЯДКА УЙДУТ ГОДЫ
– Если рейды по выявлению незаконных строек в Махачкале будут продолжаться с такой же частотой, что и сейчас, и будут проводиться на постоянной основе, сколько времени, по-Вашему, уйдет на то, чтобы навести порядок в этом градостроительном хаосе?
– Я думаю, времени немало уйдет. Трудно сказать.
– Месяцы или годы?
– Уйдут годы. Когда нам уже будет ясна картина, мы начнем полноценно работать. Мы возьмемся за те нарушения, которые мешают большей части горожан. Пока распыляться на жалобы каждого отдельного человека у нас нет возможности и сил. Это город для людей. И они должны понимать, что, нарушая что-то, они мешают в первую очередь себе. У меня есть в планах, может, в дальнейшем инициировать на телевидении какие-то профилактические, упреждающие, просветительские передачи, социальные ролики, круглые столы.
– Разве наказание рублем не эффективнее, чем вот это просвещение?
– Я не думаю, что человека, строящего крупное строение, остановит какой-то штраф в сто рублей.
– Вы думаете, что он, незаконно строящий многомиллионный объект, посмотрит просветительскую передачу, его замучает совесть, и он остановит стройку?
– Я думаю, все-таки, да. Дагестанский народ сам по себе совестливый. У нас, как говорится, совесть еще не умерла до конца. Если нормально вопрос поставить, пристыдить человека, мне кажется, это подействует. Ну, а как еще? Сегодня мы есть. Завтра нас нет. Что мы после себя оставим?
– Вы оптимист.
– В своих квартирах дагестанцы стараются сделать все красиво, сделать хороший ремонт, несмотря на то, есть у них деньги или нет. Почему нельзя соблюдать красоту и чистоту в своем городе? Это же наш город! Мы в нем живем. Порой, нам бывает стыдно принимать тут своих коллег из других регионов. Стыдно им показывать город, потому что они, как профессионалы, видят все недостатки. Многие тут к этому привыкли. Привыкать можно к хорошему и плохому. А мы уже привыкли к плохому. Наша молодежь уже не знает, что когда-то в Махачкале были просторные дороги и перспективы быть по-настоящему столичным городом. А сегодня Махачкала – это большой кишлак. По-другому не назвать. Налепили построек, как в горах. Но в горах есть своя логика. Но логика жизни большого города – совершенно иная. 


Оставить комментарий
 

Источник: http://www.mi-dag.ru/news/397/gorod/2014/07/10/12749

Наверх

Анти-террор

Невесты Дагестана

Диаспоры

Звезды

Рейтинги

Просмотров: 20724

Вперед, GODUDU!

30 марта в конференц-зале ректората ДГУ состоялась пресс-конференция Гаджимурада Алиева и Запира Алх...

Ростелеком