Menu

РАЗНОГЛАСИЯ и РАЗДОРЫ

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

4. В интернете наличествует слишком много преувеличений. Мы склонны к высказыванию излишне категоричных заявлений, подтверждающих наши точки зрения. Как часто во время дебатов кто-либо утверждает, что по теме обсуждения уже написана превосходная и исключительная статья, полностью отвечающая на все вопросы? Но когда и если мы все же сумеем одолеть эту статью, то находим, что вместо работы, разбирающей вопрос по сути и объективно, подкрепленной должными доказательствами, мы имеем - праздный опус, полный мстительности, направленной на тех, кто не согласен с его автором. Сожаления достойно то, что так много людей, видимо, считают подобное признаком силы и качества работы.

5. В наших беседах имеет место излишек самозацикленности. Все мы слышали, как кто-либо говорит: "Я не говорю вам ничего, кроме того, что точно знаю, и я только наставляю вас на то, что является истиной". Многие люди настолько захвачены своими собственными мнениями, что уже не могут воспринимать ничего иного. И даже не имеет значения то, что мысль, которой они придерживаются - всего лишь одна из точек зрения, а не бесспорный принцип вероубеждения, ясно установленный в Коране и Сунне.

6. Слишком многие из нас убеждены в своей непогрешимости. Мы отказываемся даже гипотетически принять мысль, что наши идеи могут быть неверны, и что кто-то, помимо нас, может оказаться правым.

7. Мы страдаем от поверхностности, профанации, упрощения. Многие из вопросов сложны и трудны, чтобы разобраться с ними без значительной работы мысли и больших усилий. Не взирая на это некоторые люди спешат тут же заявить, что такие идеи - непременно ложные и противоречащие учению Корана и Сунны. Когда же они находят, что некая иная идея - проста и легка для понимания, то хватаются за нее, полагая, что она-то и должна быть истинной. Это - проблема, которую мы часто видим в работе средств массовой информации. На стольких многих из телевизионных ток-шоу, в которых друг с другом дискутируют люди различающихся идеологий и точек зрения, мы не слышим ничего, кроме неистовства и многословия. Вот несколько примеров высказываний, которыми эти люди, характеризуют своих оппонентов:

o Он не имеет достоинства ни у Аллагьа, ни у какого-либо единобожника на земле.

o Он умер, и конечно его новым местообитанием является ад, и какое это неприятное место. 

o Он имеет заблудшее вероубеждение и перепутанное понимание. 

o Он - лицемер.

Темы дебатов, вдохновляющие на столь безрассудные заявления, обычно бывают настолько схоластическими, что люди вообще-то даже не должны были ожидать, что с ними согласятся. Однако, услышав заявления, подобные этим, вы подумали бы, что речь идет о каком-то бесспорном принципе веры, ясно изложенном в Коране и Сунне.

В любом случае, даже когда мы защищаем бесспорную истину против кого-то, кто пребывает в явном заблуждении, мудро начинать нашу беседу вокруг вопросов, в которых мы согласны. Взгляните, как Аллагь в Коране предписывает нам, чтобы мы обращались к евреям, христианам и другим:

"Скажи: "O обладатели писания! Приходите к слову, равному для нас и для вас, чтобы нам не поклоняться никому, кроме Аллагьа, и ничего не придавать Ему в сотоварищи, и чтобы одним из нас не обращать других в господ, помимо Аллагьа. Если же они отвернутся, то скажите: "Засвидетельствуйте, что мы - предавшиеся (мусульмане)". (Али 'Имран, 3:64)
"Спроси, (о Мухаммад): "Кто дает вам пропитание с небес и земли?" Скажи: "Аллагь! Поистине, кто-то из нас либо на прямом пути, либо в явном заблуждении". (Саба', 34:24-25)
Когда Аллагь указывает, что нам надо говорить людям о наших собственных грехах, то предписывает нам сказать: "Вас не призовут к ответу за наши грехи". Но когда Он указывает нам, что надо говорить о нашей непричастности к их грехам, то мы должны использовать более мягкий тон: "...а нас не призовут к ответу за ваши деяния". Затем мы должны просто сказать: "Скажи: "Каждый человек избирает свой путь, а ваш Господь лучше знает, кто избрал прямой путь". (Аль-Исра', 17:84)

Умеренность и мягкость тона, сопровождаемые здравым доказательством и интеллектуальными доводами, являются лучшим способом опровергнуть неправду и обратить сердца к истине.
В маленькой, тесной деревне, которой стал наш мир, мы испытываем большое неудобство перед другими сообществами. И беспрерывное, бесполезное препирательство между собой никак не облегчит наше положение. А наши враги с интересом наблюдают как мы рвем друг друга в клочья. И что они должны думать о нас? Им остается только сказать: "Сначала придите хоть к какому-то согласию в отношение того, во что вы веруете и что желаете предложить миру, а затем приходите и говорите с нами об этом".

Недавно, я получил отзыв на статью, которую публиковал под названием "Между мной и Ибн Джибрином". Я полагал, что данная статья - обсуждающая вопросы, до сих пор являющиеся источником серьезных разногласий среди исламских активистов - затрагивает интересы только небольшого числа мусульман и никого больше. Однако, я получил письма от рассудительных мужчин и женщин, немусульман из Америки, которые не только поняли написанное, но и были достаточно проницательны, чтобы прочитать между строк. Их комментарии показали мне, как тщательно они изучили сказанное мною и как хорошо они разобрались в этом. Возможно они поняли лучше, чем многие из той аудитории, кому была адресована статья.

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

Этикет разногласий

Мы должны вести себя в соответствии с надлежащим этикетом и соблюдать лучшие из манер, когда не соглашаемся с другими людьми. Мы должны изучить этикет разногласий и воплощать его в жизнь. Наиболее важное из этикета - следующее:

. Мы не должны порицать или упрекать тех, с кем не соглашаемся

Мы не обязательно более искренние в вере, более интеллектуальны, или лучше осведомлены чем те, кто не соглашается с нами. Йахйа ибн Са'ид однажды сказал:

"Пока имеет место состояние, когда люди спрашивают разных ученых о чем-то, что некоторые из них считают запретным, а другие - дозволенным, тогда тот, кто полагает, что это дозволено, не должен считать того, кто запрещает это - погибшим, а том, кто полагает, что это запрещено, не должен считать того, кто дозволяет это - погибшим".

Ахмад ибн Ханбаль сказал:

"Нет никого лучше чем Исхак, который перешел через мост к нам, хотя мы не соглашаемся с ним в некоторых вещах. Люди всегда будут разногласить друг с другом".

Кто-то однажды написал по некоему вопросу исламского Закона и опубликовал свое мнение. Другой стал дискутировать с ним и сказал: "Почему ты исследовал этот вопрос, который прежде никогда не поднимали ученые?" Тот ответил: "Поистине, ученые глубоко исследовали этот вопрос". Второй продолжал: "Тогда, почему ты старался исследовать его сам, после того, как они уже исследовали его? Разве их исследование не достаточно хорошо для тебя?"

Мнения людей - не являются откровением от Аллагьа. Школы исламского Закона не следует путать с самой религией.

Всякий раз, когда Пророк (мир ему и благословение Аллагьа) назначал амира боевого отряда, он советовал ему - страшиться Аллагьа и призывал мусульман, бывших с ним, к праведности. Затем он говорил:

"Если ты осаждаешь крепость, и ее жители просят тебя заключить с ними мирное соглашение от имени Аллагьа и Его посланника, то не делай этого, но заключай договор от своего имени и имени тех, кто с тобой. Ибо, поистине, для тебя легче соблюдать свое собственное соглашение, чем соглашение Аллагьа и Его посланника. Также, если ты осаждаешь крепость, и ее жители просят тебя подвергнуть их суду Аллагьа и Его посланника, не делай так, но подвергни их своему суду. Ибо, поистине, не знаешь ты - достигнешь ли верного суждения Аллагьа и Его посланника". (Сахих Муслим)

Смотрите, как Пророк (мир ему и благословение Аллагьа) советовал своему сподвижнику, которого выбрал предводителем армии. Хотя Пророк жил среди этих людей, он не разрешал им предоставлять людям соглашение Аллагьа и Его посланника или подвергать их суду Аллагьа и Его посланника, так как они не могли быть убежденными, что верно вынесли суждение.

А ныне, я неоднократно слышал своими собственными ушами, как некий человек, обсуждающий гипотетическую проблему, предлагая явно свою личную интерпретацию, говорит: "Я говорю это тебе не от себя или выражая тебе свое мнение. Это ничто иное, как путь Аллагьа. Это - суждение Аллагьа по данному вопросу". Субхана-Ллах! Он что, имеет в виду, что другие, помимо него, берут свое мнение из Торы и Евангелия? Но ведь в действительности все они тоже обращаются к Корану и Сунне! Просто многие проблемы могут быть поняты разными способами, по-разному интерпретироваться и по ним могут предоставить различающиеся суждения.

Ибн Аль-Кайим сказал:

"Когда заключения достигаются посредством правового рассуждения, а не через прямое текстовое доказательство, то не дозволено нам говорить, что Аллагь разрешил то-то и то-то или предписал то-то и то-то".

Ибн Таймия сказал:

"Однако, многие люди приписывают свои собственные мнения священному Закону, в то время как эти мнения - не есть священный Закон. Они делают это либо по неведению, по ошибке, или они преднамеренно лгут".

Мусульмане не обязаны следовать за любой конкретной школой мысли. Халиф Аль-Мансур предложил Малику сделать так, чтобы его книга Аль-Муватта' стала официальной для всех городов халифата и обязать людей обращаться к ней. Однако, Малик не согласился на это, сказав:

"О, повелитель верующих, не делай этого. Люди пришли к разным мнениям, слышали разные хадисы и передавали разные повествования, и они действовали на основе этих вещей, принимая свою религию от сподвижников Мухаммада. Было бы слишком сурово отвратить их от того, во что они верят. Так оставь людей и то, на основе чего они действуют, и оставь людей каждой земли на том, что они выбрали".

Малик сказал это, опираясь на свое глубокое понимание вопросов исламского Закона и богобоязненность. А ведь во многих случаях разногласий, если один из участников диспута имеет возможность задействовать власть государства, чтобы взять верх над своими оппонентами, он с готовностью делает это. К сожалению, подобное происходило множество раз на протяжении нашей истории. Последователи различных идеологий и школ мысли, обеспеченные покровительством и патронажем правящих элит, использовали политическую власть, чтобы преследовать и высылать своих оппонентов.

2. Мы должны всегда придерживаться справедливости 'Аммар, выдающийся сподвижник, однажды сказал:

"Справедливость должна обращаться на самого себя, приветствие миром (салям) - на мир, а расходовать (милостыню) надо даже тогда, когда ты обладаешь немногим".

Справедливость, если ее иметь, - драгоценное качество. Чтобы быть справедливым, вы должны быть способны взвешивать дела других теми же весами, что и свои. Справедливость - чрезвычайно важна и крайне необходима. Из этого проистекает много правил, которые относятся к этикету разногласий. Среди этих правил - следующие:

1. То, что установлено как достоверный факт, не может быть опровергнуто ничем, кроме достоверного факта. Например, религиозные убеждения человека, который известен как мусульманин, не могут подвергаться сомнению, без недвусмысленного доказательства его неверия. Аналогично, мусульманин, известный своей ортодоксальностью, не может быть обвинен в отклонении без наличия бесспорного доказательства этого.

2. Ошибочное принятие кого-то за верующего намного менее тяжко, чем ошибочное принятие кого-то за неверующего. Это означает, что, если вы считаете кого-то мусульманином на основе наблюдаемого поведения, то это - относительно незначительное дело, пусть даже в действительности он лицемер. Но зато, если вы объявляете кого-то неверующим, то очень серьезно рискуете. Пророк (мир ему и благословение Аллагьа) предостерег нас: "Если кто-то называет человека неверующим или объявляет его врагом Аллагьа, когда это не так, тогда его утверждение возвратится к нему самому".

3. В вопросах, которые открыты для правового усмотрения и принятия различных точек зрения, нет никакого оправдания для того, чтобы называть человека - грешником или подвергать его остракизму за его взгляды. Ибн Таймийа упоминал, что это - подход ахль ас-сунна: они не видят никакого греха на том, кто осуществляет правовое усмотрение в вопросах религии, ни великого, ни малого. Человек, достаточно компетентный, чтобы самостоятельно исследовать вопросы религии, и предпринимающий все возможные усилия, чтобы достичь суждения Аллагьа по некоему вопросу, - не понесет бремени греха из-за заключения, которое было им выведено. Воистину, он получит либо одинарную, либо двойную награду от Аллагьа, в зависимости от правильности его заключения. Поэтому различие во мнениях по таким вопросам ни в коем случае не должно становиться причиной раскола среди верующих или предлогом для гонений.

4. Людей нельзя ни объявлять неверующими, ни проклинать по имени, независимо от их мнений или сектантских уклонов. Более уместно - точно описать определенную идею или догму как неверие, не объявляя какого-либо конкретного человека неверующим. Ахмад ибн Ханбаль считал секту джахмитов - основанной на неверии. Он считал любого, кто объявлял, что Коран сотворен, - неверующим. Однако, он никогда не называл неверующим конкретного индивида. Вместо этого, он молился за таких людей и просил Аллагьа простить их.

5. Необходимо принимать от людей их слова, а внутренние мотивы - оставить Аллагьу. Пророк (мир ему и благословение Аллагьа) сказал: "Мне не было велено копаться в сердцах людей или выставлять напоказ их внутренний мир".

6. Ученых ни в коем случае нельзя клеймить как неверующих из-за их ошибок. Это вообще относится к каждому, не только к ученым. Этот принцип - часть методологии ахль ас-сунна. То, что сегодня некоторые невежественные люди унижают ученых - тяжкий грех.

Ибн Раджаб сказал:

"Большинство великих правоведов делали ошибки в отдельных вопросах. Это ни в коем случае не умаляет их репутации или знания. Их ошибки полностью перекрываются необъятностью их знания, чистотой намерений и вкладом в защиту веры. Ковыряние в их ошибках - не является достойным похвалы усилием, и при этом оно не достойно хоть какой-либо награды, особенно когда эти ошибки имели место в незначительных вопросах, где отклонение из-за ошибки не настолько серьезно и где исправление таких ошибок не приносит особой реальной пользы".

Удивительно, как много людей идет на значительные лишения, чтобы избегнуть принятия в пищу запретного или неосторожного просмотра грязных картин, но при этом они похоже не могут контролировать свой язык хоть в ничтожной степени, когда он касается других. Они разглагольствуют о живых и умерших без малейшего колебания. По этой причине, ученые ислама заявляли, что независимо от того, что коллеги говорят друг против друга, нельзя отнестись к этому серьезно, особенно когда имеет место научное противостояние, соперничество, или идеологические разногласия. Немного таких людей, которые по милости Аллагьа, могут избегнуть резких высказываний о своих оппонентах в подобных ситуациях.
Аз-Захаби сказал:

"Я не знаю ни одного поколения в истории, люди которого смогли бы избежать этого греха, помимо пророков и их самых праведных последователей. Если бы я хотел, то мог бы заполнить примерами целые тома, чтобы подтвердить то, что говорю".

Ахмад ибн Ханбаль однажды спросил кого-то из своих учеников, откуда они пришли. Они ответили, что пришли с собрания Абу Курайба. Абу Курайб был тем, кто дурно отзывался об Ахмаде и резко критиковал его взгляды. Однако, Ахмад сказал этим ученикам: "Весьма хороший человек! Берите знания у него и учитесь у него". Ученики удивленно сказали: "Он ведь дурно отзывается о тебе". Ахмад ответил: "Что я могу сделать с этим? Он - человек, который очень обеспокоен мной".

Аз-Захаби сказал об Ибн Хазме, шейхе захиритской школы мысли:

"Я симпатизирую Ибн Хазму из-за его любви к достоверному хадису и его знанию по этому предмету, хотя есть много вещей, сказанных им о передатчиках и недостатках в передаче, с которыми я не согласен. Он придерживается многих взглядов по исламскому Закону, в которых, я уверен, он ошибается. Однако, я не считаю его неверующим или человеком заблудшим. Я прошу, чтобы Аллагь простил его и помиловал также, как я молюсь за всех мусульман. Я также восхищен его блестящим и обширным знанием".

Справедливость заключается также в том, чтобы принять истину, когда она исходит от вашего оппонента, даже если он человек дурного нрава или неортодоксальных верований. Ибн Таймийа не одобрял поведения некоторых защитников Сунны, когда они отказывались признавать истину, высказанную философом-перипатетиком или схоластическим богословом, только из-за их отвращения к таким людям. Он сказал:

"Нам не дозволено отказываться признавать истину, когда она высказана иудеем или христианином, не говоря уже о рафидитах. Мы только отвергаем ложь и принимаем истину".
Шейх 'Абду-р-Рахман Ас-Са'ди пишет в своем комментарии Корана:

"Когда ученый говорит о высказываниях отклонившихся людей, он обязан воздать каждому должное и признать истину в том, что они говорят точно также, как разъяснить относительно их лжи. Он должен рассмотреть, насколько они близки к истине или удалились от нее".

3. Мы должны быть терпеливыми, сдержанными и готовыми принять дурное отношение от оппонентов, не отвечая им тем же.

Аллагь говорит нам об этом в Коране: "Не равны добро и зло. Отринь (зло) тем, что лучше, и тогда тот, с кем ты враждуешь, станет таким, как твой близкий друг". (Фуссылат, 41:34)

Именно таким образом Пророк (мир ему и благословение Аллагьа) завоевывал сердца своих врагов. Истинное слово, сопровождаемое искренней улыбкой и благими манерами, может положить конец вражде. Аллагь говорит: "И не обретет этого никто, кроме тех, кто был терпелив; не обретет этого никто, кроме тех, кто наделен великим уделом". (Фуссылат, 41:35)

Мы не должны излишествовать, упрекая других и призывая их к ответу. Мы не должны стремиться воздать возмездием или заходить слишком далеко в защите.

Для нас полезен урок, состоящий в том, как Пророк косвенным образом порицал некоторых своих последователей. Однажды Пророк узнал, что некоторые люди воздерживаются от действий, которые он дозволил, и поэтому сказал: "Что с людьми, что они пренебрегают тем, что делаю я, ибо, клянусь Аллагьом, я самый сведущий из них об Аллагье и страшусь Его больше них". (Сахих Аль-Бухари)

4. Мы не должны становиться агрессивными приверженцами отдельной школы мысли, методологии, или группы.

Говорят, что любовь - слепа. Агрессивная приверженность и фанатизм делают человека неспособным различать истину ото лжи. Тот самый пыл, с которым человек любит нечто, может обратиться в ненависть. Поэтому 'Али ибн Абу Талиб сказал:

"Люби того, кого ты любишь, - умеренно, ибо возможно в течение одного дня, он станет твоим самым ненавистным врагом. И ненавидь того, кого ты ненавидишь, - умеренно, ибо возможно, в течение одного дня, он станет любимым тобой".

Сами объекты фанатичной любви и преданности часто питают отвращение к фанатизму, но страдают от рьяных последователей. После смерти Ахмада ибн Ханбаль, ученый Мухаммад ибн Йахйа Ан-Найсабури был столь сражен печалью, что сказал: "Каждый дом Багдада должен оплакивать смерть имама Ахмада". Аз-Захаби пишет:

"Поистине, Ан-Найсабури сказал подобное из-за своей скорби, но не из-за предписания ислама, ибо чрезмерное оплакивание умершего запрещено исламским Законом".

Его промах был умеренным. Упоминали, что в Хорасане некоторые люди верили, что Ахмад ибн Ханбаль был ангелом, а не человеком. Другие говорили, что созерцание его лица подобно поклонению в течение года. Воистину, чрезмерность подобная этой - предосудительна. Сам Ахмад был очень скромным человеком, презиравшим все показное. Однако, эти чрезмерные высказывания были сделаны людьми, которые должны были быть прекрасно осведомлены об этом, но оказались в плену своих эмоций.

Я получил письмо по интернету, в котором прочел: "Ибн Баз - ахлю-с-сунна уа джама'а. И, если хотите, Аль-Албани тоже".

Без малейшего колебания скажу, что Ибн Баз - один из великих ученых нашего времени. Однако, очень трудно принять чье-то высказывания о том, что один человек составляет всю мусульманскую умму, будь он Ибн Баз, Аль-Албани, или Ибн 'Усеймин. Аллагь поместил обильное благо в мусульманскую умму. Он одарил различными дарами разных людей и благословил их разными способностями и знанием разных вещей. Сказать, что все это пребывает в одном человеке и что каждый человек обязан неуклонно следовать только за ним - серьезная ошибка. Это противоречит тем самым принципам, которым следовали эти ученые.

Когда Ибн Баз был главным муфтием Саудовской Аравии, он не считал, что его мнение обязательно для всех людей. Он считал взгляды других ученых столь же важными, как его собственные. Представления любого человека должны внимательно оцениваться, а затем приниматься или отклоняться на основе доказательства. Ибн Баз никогда не просил о чем-то большем, чем это, в отношении своих собственных взглядов. Это - дурная услуга ему, а не уважение.

Агрессивная приверженность и фанатизм заставляют людей высмеивать тех, кто не един с ними в их фанатизме. Однажды, правоведы города Куфы совершали паломничество и встретились с учеными Хиджаза - такими как 'Ата', Та'ус и Са'ид ибн Джубайр. Когда один из них вернулся в Ирак, он сказал: "О люди Куфы! Радуйтесь, ибо, клянусь Аллагьом, вы - единственные люди исламского знания в этот день и в это время. Правоведы Хиджаза - 'Ата', Та'ус и Са'ид - в своем знании подобны вашим детям ... самым младшим из ваших детей".

Мы так часто слышим людей, дурно отзывающихся о других, только потому что они следуют за иной школой мысли или присоединились к другой группе. Как часто мы слышим, как люди говорят, что кто-то совсем не имеет знания и никакой ценности вообще? Поистине, это - несчастье.



 

 

Наверх

Анти-террор

Невесты Дагестана

Диаспоры

Звезды

Рейтинги

Просмотров: 4642

Вперед, GODUDU!

30 марта в конференц-зале ректората ДГУ состоялась пресс-конференция Гаджимурада Алиева и Запира Алх...

Ростелеком