Menu

Брошенный Кавказ: что ищут в регионе индустриальные туристы

Брошенный Кавказ: что ищут в регионе индустриальные туристы

Покинутые шахты в горах, санатории прошлого и пустой торпедный цех. Куда ехать на Северном Кавказе любителям «заброшек» и советского монументального искусства

22 июля, 2020 Еще вчера Лана Сатор проверяла, горит ли свет в заброшенном санатории в Пятигорске, а сегодня публикует пост из пустого детского лагеря в Нальчике. Блогер и индустриальная туристка из Москвы исследует заброшенные здания уже 15 лет — пытается сохранить образцы монументального искусства советского периода с помощью фотографии.

По крупицам собирает их в разных городах и даже странах. — Я не могу запретить сносить здания, сбивать барельефы, закрывать мозаики. Могу, конечно, кричать об этом на каждом углу, но толка не будет. Запечатлеть их — единственный способ сохранить, — объясняет Лана. — Уверена, что пройдет еще лет 10−15, и все это внезапно начнут ценить, но ценить уже будет практически нечего. На Кавказ Лана Сатор приехала со своим молодым человеком Арсением Котовым. Его манили горы, ее — новые объекты. Перед поездкой потратила два часа на выбор локаций: читала новости, пользовалась сервисом уличных панорам. Реальность превзошла ожидания. Кавказ вполне может стать точкой притяжения любителей индустриального туризма, считает путешественница.

Здесь много необычных локаций, и если в столице и крупных городах все давно уже изучено и облазано, то тут — куча незатоптанных мест. — Мне нравится сочетание деятельности человека с окружающей средой. Поселки в горах, здания, расположенные прямо вплотную к скалам, санатории, из окон которых видны горы, — это круто. И такого на Кавказе много, — объясняет Лана. — Много и советского наследия в его различном проявлении.

Оно неплохо сохранилось и достойно внимания. В Нальчик — за мозаиками, на Кавминводы — в старые санатории Фото: Константин Фарниев Лана Сатор Нальчик, например, поразил количеством мозаик. — В интернете я их не встречала, — говорит Лана. — Это был приятный сюрприз. Мозаики не похожи друг на друга. Все классные. Сделаны добротно. Видно, что создавались настоящими профессионалами, возможно, даже специально приглашенными. Но сегодня они никому не нужны. Иногда складывается впечатление, что сохранились случайно.

Рада, что приехала сейчас и застала в городе остатки этого вида монументального искусства. Где-то что-то облупляется, осыпается, но в целом — состояние у них хорошее. Тематика и стиль везде разные. Перед Комбинатом искусственных кож, например, уцелела часть забора с мозаиками, посвященными прогрессу. На них и космонавты, и ученые, и ракеты, и атомы. Видно, что было продолжение, но часть забора уже разрушена. — В одной из заброшенных столовых видела мозаики с национальной тематикой — они привлекают своим колоритом. А на молокозаводе запала в душу мозаика, выполненная в каком-то авангардном стиле: сюжет простой, связанный с деятельностью предприятия, а вот стиль — интересный, — рассказывает девушка. Что еще посмотреть на Кавказе? Да что угодно, считает Лана: заброшенные санатории, дома, заводы. Главное — видеть.

В Пятигорске путешественники посетили популярные в советское время верхние «Пушкинские ванны» — брошенное здание с более чем вековой историей. Собственно ванн, которые, вероятно, были сделаны полностью из мрамора, сохранились только несколько штук. А вот журнал охранника в его комнатке лежал цел и невредим. Последние записи датируются 2012 годом. — Ежедневно раз в два часа там рапортовали, что все спокойно и ничего не произошло.

Кто-то бы прошел мимо, а мы его увидели, — говорит девушка. 1 / 4 Фото: instagram.com/lanasator Верхний корпус Пушкинских ванн в Пятигорске Фото: instagram.com/lanasator Пионерский лагерь, Нальчик Фото: instagram.com/lanasator Санаторий в Кармадоне Фото: instagram.com/lanasator Столовая санатория в Нальчике Шахты и чудеса советской инженерии Впечатлила еще одна советская здравница — санаторий «Кармадон» в Северной Осетии. Там практически ничего не сохранилось, даже паркет содран, зато из номеров великолепные виды. А вот большинство помещений бывших заводов в республике оказалось сдано в аренду — так что проникнуть туда не удалось. 

Но возможно, скоро тут снова закипит работа Из одного населенного пункта в другой молодые люди переезжали на попутках. Говорят, на Кавказе автостоп классный. За время путешествия ребят подвозили и дядьки-работяги, и молодые парни, и МЧСники. Ни с кем никаких проблем не было. Вообще, люди добрые и отзывчивые, говорит Лана, особенно в селах. — В Садоне попросили у местных жителей разрешение поставить палатку в какой-нибудь заброшенной квартире, чтобы переночевать, а нас завели в гости и уложили спать.

Просто так. Очень понравились бывшие шахтерские поселки в Северной Осетии. 18 лет назад там сошел сель. Людей расселили, а они вернулись. Постоянных жителей не так много, но летом приезжает молодежь и дети. Сидят во дворе, общаются. Там очень уютно: царит домашняя, теплая атмосфера.

В Дагестан Лана изначально не собиралась, надеялась, что откроют границы и удастся отправиться в Грузию. Но республика ей понравилась — все, кроме дикой жары. За несколько дней удалось попасть в восьмой цех завода «Дагдизель» — он стоит прямо в море, заброшенные Каспийскую ТЭЦ, спорткомплекс и на завод «Дагфос». — Больше всего впечатлил 8-й цех — заброшенная испытательная станция для торпед в двух километрах от берега. Впечатляет, в первую очередь, своим расположением, — рассказывает путешественница. — Над цехом возвышается наблюдательная башня, металлоконструкции которой изрядно пострадали от ржавчины, но по-прежнему позволяют подняться на самый верх. В остальном это практически пустой цех.

А вот попасть к уникальному экраноплану «Лунь» не удалось — он на охраняемой территории. Впрочем, скоро доступ к нему будет открыт для всех — экраноплан в качестве экспоната переезжает в парк «Патриот» в Дербенте. Правила индустриального туризма В поездку Лана старается брать минимум вещей. С легкостью может пожертвовать запасной майкой, но всегда найдет место для мобильного телефона с зарядкой, фотоаппарата и ключа. Разводного. Он, как показывает практика, в индустриальном туризме необходим. — Есть заброшки без окон и дверей — проникнуть в них не составит труда. Чаще же приходится где-то пролезть, перелезть.

Главное — хорошо осмотреться. Выход есть всегда, так же как и вход. Порой надо просто приоткрыть форточку. В этой поездке пришлось разбирать кирпичную стену. Разбирать, конечно, громко сказано. Переложила 3−4 кирпича в расшатанной стене и пролезла, — раскрывает секреты сталкер. Проблем с полицией у нее никогда не было. Иногда представители власти встречаются у заброшенных зданий, могут проверить документы, поинтересоваться: что здесь происходит? Этими же вопросами задаются местные жители и охранники. — Кстати, редко, но встречаются прям прикольные охранники, которые хорошо знают свои объекты и готовы показать классные места, — говорит Лана. Фото: Константин Фарниев Свое увлечение девушка опасным не считает.

Конечно, если не смотреть под ноги, то можно провалиться вместе с полом, но в целом в заброшках таится не больше опасностей, чем в городе. С серьезными проблемами она не сталкивалась. — Если специально ходить по ржавым парапетам, прыгать через гигантские ямы, залезать на прохудившиеся крыши, то можно на что-нибудь напороться. Но это не совсем индустриальный туризм. На закрытых объектах всегда ходишь с повышенной осторожностью, внимательно рассматривая все по сторонам. В этом свой кайф. Хотя не все это понимают. Родители до сих пор задаются вопросом: зачем мне это? Ирина Санакоева https://etokavkaz.ru


Последнее изменениеЧетверг, 23 июля 2020 06:53
Наверх

Анти-террор

Невесты Дагестана

Диаспоры

Звезды

Рейтинги

Просмотров: 12787

Вперед, GODUDU!

30 марта в конференц-зале ректората ДГУ состоялась пресс-конференция Гаджимурада Алиева и Запира Алх...

Ростелеком